Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Дневниковые заметки

№ 6 (113), сентябрь 2011

Словно в остросюжетном фильме разворачивались этим летом события конкурса Чайковского. Целых две недели мы напряженно следили за происходящим. Непредсказуемые решения жюри периодически шокировали искушенную публику, лишая надежды на победу ее кумиров. Особенно остро дебаты развернулись вокруг пианистов, где до III тура дошли неожиданные для слушателей претенденты.

Начало положено…

Необычайно интересным и насыщенным был уже первый день I тура: все шесть участников представляли Россию, что, безусловно, приятно. Тем более что слушатели, которые не были на открытии конкурса, смогли, наконец, насладиться атмосферой обновленного Большого зала – уже само пребывание в его стенах наполняло чувством радости и вдохновения. Каждый из исполнителей отличался особым творческим амплуа и с максимальной отдачей стремился передать слушателям свое слышание произведений великих мастеров.

Особую интригу еще до начала выступлений создавало участие под № 3 самой молодой пианистки – Екатерины Рыбиной. Ведь для 16-летнего музыканта уже сам факт участия в состязания такого уровня, возможность выступления на «священной» сцене Большого зала в присутствии пианистов мирового уровня – невероятно сильный стимул для дальнейшего творческого совершенствования.

Глубиной и наполненностью отличились выступления Евгения Брахмана и Марии Третьяковой. И дело не только в том, что оба музыканта за свою недолгую музыкальную карьеру уже успели выступить со многими европейскими оркестрами в лучших концертных залах мира. Программа, которую они представили для первого тура, особенно заключительные произведения (Е. Брахман завершил свое выступление Сонатой № 2 си-бемоль минор С. Рахманинова, а М. Третьякова – Вариациями на тему Корелли того же автора), свидетельствуют о творческой зрелости исполнителей.

Необычайный восторг публики вызвало выступление Александра Синчука. Молодой пианист (ему 22 года), который в этом году закончил Московскую консерваторию и только начинает самостоятельную, по-настоящему взрослую творческую жизнь, поразил слушателей безукоризненным с точки зрения техники и внутренней осмысленности исполнением Сонаты ля минор D. 784 Ф. Шуберта, пьес Чайковского «Размышление» и «Вальс-скерцо». А интерпретация Седьмой сонаты Прокофьева вызвала бурные овации публики.

(далее…)

Золотой век клавесина в России

Авторы :

№ 2 (100), февраль 2010

С 1 по 10 февраля в Московской консерватории проводился Первый международный конкурс клавесинистов им. А. М. Волконского.

Идея создания конкурса принадлежит основателю факультета исторического и современного исполнительского искусства Московской консерватории профессору А. Б. Любимову. Три года назад он возглавил межвузовский конкурс клавесинистов в Санкт-Петербурге. В настоящее время стало возможным организовать уже международный конкурс, в котором приняли участие исполнители из России, Франции, Испании, Польши, Кореи, Венгрии, Италии и других стран.

ансамбль2Не так давно говорить о старинном исполнительстве в России всерьез не приходилось. Длительное время старинная музыка приравнивалась в стране к нонконформистским течениям и не поддерживалась в официальных кругах вплоть до «перестроечных» времен. Возрождение старинного исполнительства в России стало возможным только благодаря настоящим энтузиастам. Одну из ведущих ролей в этом процессе сыграл А. М. Волконский, в честь которого и назван конкурс клавесинистов. Именно он дал первый сольный клавесинный концерт, а в 1964 году создал первый в России ансамбль старинной музыки «Мадригал». Уровень первых «опытов» заметно отличался от европейского, однако их значение – в открытии для российских слушателей удивительной «современности» старинной музыки. И оно неоценимо. (далее…)

«Москва – столица альтового мира»

№ 9 (71), декабрь 2006

Эти слова Юрия Башмета справедливы во всех отношениях. Именно в Москве альт окончательно стал сольным инструментом наравне со скрипкой и виолончелью благодаря школе В. Борисовского, из которой выросли мастера альтового исполнительства – Ф. Дружинин и его великий ученик Ю. Башмет. Здесь же, в Москве, созданы такие эпохальные сочинения для этого инструмента и этих исполнителей, как Соната Д. Шостаковича, Концерты А. Чайковского, С. Губайдулиной и А. Шнитке. Завершившийся 1 декабря 2006 года в Москве V Международный конкурс альтистов Юрия Башмета в очередной раз подтвердил правоту высказывания маэстро.

Уровень конкурса, по оценкам жюри и публики, был в этом году необычайно высок. Настолько высок, что приходилось «отрывать от сердца» хороших музыкантов при отборе на следующий тур, и каждый этап порождал неистовые споры между членами жюри, в число которых, помимо председателя – Ю. Башмета и ответственного секретаря – Р. Балашова, вошли прославленный виолончелист В. Берлинский, ректор консерватории Т. Алиханов, мастер музыкальных инструментов А. Кочергин, директор Международного конкурса альтистов им. Л. Тертиса Дж. Бетел, представители музыкального мира других европейских стран. Заметим, что в жюри было мало альтистов, и даже не все его члены были музыкантами – например, приглашена была артистка театра и кино Т. Друбич. Такой выбор состава, на наш взгляд, способствовал объективной оценке художественной стороны исполнения.

Программа конкурса была большой (4 тура) и охватывала весь альтовый репертуар – от Баха и Моцарта до Шнитке и Пендерецкого. Особое внимание (выражающееся в дополнительных призах) было уделено ансамблевому исполнительству и интерпретации русской музыки ХХ века: сонат Д. Шостаковича, Ф. Дружинина, А. Головина. В этом конкурсе также была почтена светлая память Олега Кагана, чье имя носил приз за лучшее исполнение Концертной симфонии Моцарта.

Первая премия была по достоинству присуждена Нильсу Моенкемейеру (Германия), поразившему всех интерпретацией концерта Шнитке. Думаю, публике надолго запомнится редкий пример такого глубокого понимания русской музыки зарубежным музыкантом и такого поистине страшного воплощения трагедии Концерта! Вторую премию разделили давно концертирующие российские альтисты Александр Акимов (награжденный также за лучшее исполнение Моцарта) и Андрей Усов; третью – американец Дэвид Аарон Карпентер и россиянка Наталья Аленицына.

Подвергать сомнению справедливость конкурсных итогов стало почти традицией… В этом конкурсе борьба явно была честной и награды – вполне заслуженными. Однако и здесь есть одно «но», общее для всех музыкальных конкурсов.

Конечно, прекрасно, когда несколько лауреатов престижных конкурсов, давно выступающих с различными оркестрами, приезжают в Москву и исполняют программу привычно-уверенно, блестяще и убедительно. Неудивительно, что они триумфально делят первые места и получают заслуженные овации. Но не стоит упускать из виду и другие открытия конкурса. Например, момент, когда после этих «звезд» на сцену выходит вчерашний студент, ни разу (!) прежде не выступавший с оркестром, выходит после 15-минутной репетиции накануне финала – и играет сложнейший Концерт Бартока на высочайшем музыкальном уровне, ведя за собой оркестр, прозвучивая зал и полностью раскрывая все задуманное! Это ли не чудо, это ли не истинная победа?

Речь идет о выступлении молодого альтиста Сергея Полтавского. Необычна уже его четвертая премия – в то время как условия конкурса предполагали только три. Необходимость учредить эту премию, а также изобретенные «на ходу» специальные призы от В. Берлинского и Т. Друбич для этого музыканта вызваны именно противоречием между конкурсом как «спортом» и тончайшей материей музыки. Для абсолютной победы Сергею не хватило разве что конкурсного блеска, какой появляется от привычки к сцене. Художественная же сторона его игры, как и техническая, были безупречны, а главное, что отличает его от большинства, – душевная чистота и искренность музыкальной речи, отсутствие какого-либо «компромисса» с публикой. Особенно ясно это слышалось в произведениях Баха и Моцарта, где над придуманными (у многих) контрастами и внешней яркостью фразировки преобладали культура звука, безупречный вкус и благоговение перед красотой – в каждом штрихе, каждой интонации. Отметим также пьесы Шумана и сонату Брамса, в которой альтист смог воплотить непереводимое брамсовское качество «Innerlichkeit» – «с этим понятием связаны нежность, глубина душевной жизни, отсутствие суетности, благоговейное отношение к природе, бесхитростная честность мысли и совести» (Т. Манн) – всё самое прекрасное в немецкой романтической музыке.

Кстати, ведь именно «человеческий» тембр альта как нельзя более подходит для передачи этих качеств. И как радостно увидеть в альте именно такого – прекрасного и высокодуховного – романтического героя, а не трагически-надломленного, как в «Гарольде» Берлиоза или Концерте Шнитке!

В целом конкурс стал захватывающе интересным событием и показал перспективы развития и без того высокого российского альтового искусства. Хочется пожелать всем участникам чаще радовать нас концертами в России, и, поддерживая технический уровень, не терять бесценной юношеской искренности музыкального чувства. Остается только горячо поблагодарить маэстро Башмета, других организаторов конкурса и всех его участников за эту прекрасную неделю!

В. Губайдуллина,
студентка
IV курса

Стабильность и… еще раз стабильность

Авторы :

№ 3 (65), март 2006

1 декабря завершился международный конкурс скрипачей им. Паганини. На закрытии, которое прошло в Большом зале консерватории, выступали и члены жюри, и участники. Лауреатов в этом году было целых пять – Иван Почекин (Москва, I премия), Сергей Догадин (Санкт-Петербург, I премия), Даниил Австрих (Германия, II премия), Мун Кенг Джин (Северная Корея, II премия), Гайк Казазян (Москва, III премия).

Г. Казазян – любимец консерваторской публики. Жюри присудило ему III премию, что представляется незаслуженно заниженной оценкой. И дело не только в том, что именно на его выступление публика боялась опоздать – а ведь он выступал под №1 (кстати, среди этой публики почти не было пристрастных однокурсников, готовых поддержать «своего» во что бы то ни стало). Г. Казазян давно выступает на международных конкурсах, он – исполнитель со стажем. Его игру на всех трех турах отличали такие важные качества, как тонкое чувство нюансов, некая классичность игры, когда исполнитель не позволит эмоциям перехлестнуть через край. Какую бы бурю ни изображал исполнитель, музыка всегда звучала эстетично, без чрезмерного надрыва, который нередко переходит в «рвание на себе волос», а то и в фальшивые ноты. Кроме того, игру Казазяна (единственного из всех конкурсантов!) отличала стабильность – качество, которым обладают лишь высоко профессиональные музыканты. Если по отношению ко многим можно было обсуждать вопрос, на каком туре исполнитель выступил сильнее или слабее, то здесь этот вопрос не возникал. Программа всех трех туров была сыграна на одинаково высоком уровне – и по выстроенности произведения, и по технической безупречности, и по звуку. Все эти качества Г. Казазян еще раз продемонстрировал на закрытии конкурса, исполнив 24 каприс Паганини.

Концерт завершился выступлением Сергея Стадлера, председателя жюри. Он исполнил Первый концерт Паганини. Произведение это, крайне сложное по технике, было сыграно блестяще, но за технической стороной исчезла сама музыка – концерт превратился в один большой этюд. Это тем более жаль, что в руках С. Стадлера была скрипка, на которой играл когда-то Паганини. Все игралось на форте, без нюансов, что сильно ударило по кантиленным разделам: мелодическая линия дробилась на отдельные звуки. В итоге концерт, при внешней виртуозности исполнения, распался на отдельные куски с разными техническими задачами и целое, к сожалению, не сложилось.

Видно, стабильность стабильности рознь…

Надежда Лобачева,
студентка
IV курса

Для вас открыты двери

Авторы :

№ 5 (59), сентябрь 2005

В прошлом сезоне в Москве прошел 2-й международный конкурс скрипачей имени Николло Паганини. Этот конкурс еще не успел завоевать должную популярность среди музыкантов. Тем не менее, будучи заметным культурным событием, он привлек внимание общественности. Постоянными гостями в зрительном зале стали корреспонденты телеканала «Культура», в финале подключились и другие телеканалы (НТВ, Россия), много откликов появилось в печати и в Интернете. Хочется – пусть с опозданием – заполнить эту нишу и в консерваторской печати, тем более, что почти все этапы конкурса проходили в наших стенах.

Организаторы конкурса – «Фонд скрипичного искусства» при поддержке Министерства культуры и Правительства Москвы. В жюри входили такие мастера как: М. Федотов, Э. Грач, С. Стадлер, А. Рудин, Ю. Рахлин (Австрия), М. Мартин (Кёльн), И. Рашковский (Лондон). Под стать международному жюри были и участники: из России, Казахстана, Украины, Кореи, Англии. Правда, на этот раз число конкурсантов не превысило пятнадцати, но думается, что виной этому лишь молодость конкурса. В нем привлекает не только компетентное жюри, но и призовой фонд: первая премия – 10 000, вторая – 8 000 и третья – 6 000 долларов США. Специальное Гран-при – право в течение года играть на скрипке Страдивари из Госколлекции.

I и II туры проходили в Малом зале консерватории. Каждый день на сцене стояли живые цветы, раздавались буклеты и распечатки с информацией о конкурсе и конкурсантах. Программа первого тура включала два каприса Паганини, а также две части из партит Баха для скрипки соло. Таким образом, в сольной программе нужно было продемонстрировать и технику, и музыкальность. Во втором туре требовалось исполнить сонату венских классиков, еще одно произведение Паганини, а также произведение по выбору. К концу второго дня полуфинала участники выглядели уставшими от ежедневных репетиций и выступлений, хотя по вечерам многие из них посещали консерваторские концерты.

В финальный тур вместо шести конкурсантов (как оговорено в правилах) прошло семеро. Самой молодой участнице – 14 лет, остальным – не больше 21 года. Заключительный тур проводился в Большом зале. Публика услышала концерты Сибелиуса, Венявского, Шостаковича. Любопытно было оценить разные версии исполнения концерта Чайковского. Достойным партнером конкурсантов выступил Московский симфонический оркестр, дирижировал Владимир Зива.

Результат финала был такой: 3-е место разделили Джеймс Ли (Лондон) и Екатерина Фролова (Санкт-Петербург), 2-е место осталось без обладателя, 1-е место завоевал Хюк Джу Квун (Москва), а Гран-при получила Алена Баева (Москва).

Во время торжественное закрытия и гала-концерта гостей принимала Малая сцена Большого театра. С самого начала был задан непринужденный тон: в буфете каждый мог угоститься бокалом шампанского. Вел концерт знаменитый Святослав Бэлза, официальные речи были сведены до минимума, акцент был сделан на музыкальной составляющей, причем играли не только победители, но и члены жюри. Организаторам настолько хотелось «насытиться» музыкой, что концерт явно затянулся. Тем не менее, и количественно, и качественно он стал внушительной кодой конкурса.

К следующему конкурсу будут выпущены два компакт-диска: сольный Алены Баевой и избранные записи с гала-концерта.

Скрипачи, не упускайте свой ежегодный шанс – для вас двери конкурса открыты…

Надежда Лобачева,
студентка IV курса

Соло для кларнета в трех турах

№ 10 (22), декабрь 2000

Вот и осень подошла к концу. Для музыкальной жизни Москвы это было время, наполненное  творческой атмосферой и интересными открытиями. Одно из них – Первый международный конкурс кларнетистов, носящий имя одного из основателей отечественной кларнетовой школы, выдающегося музыканта, педагога С. В. Розанова. Согласитесь, что появление нового конкурса пианистов или скрипачей, врядли кого–нибудь удивило. Этот же форум явился первым не только по «счету», но и вообще единственным международным конкурсом исполнителей на кларнете в нашей стране.

Идея его создания возникла около двух лет назад. Его инициатором был замечательный музыкант, народный артист России, профессор Московской Консерватории В. А. Соколов.

Более 70 молодых исполнителей из Польши, Казахстана, Грузии, Узбекистана, Азербайджана, Украины и многих регионов России решили попробовать свои силы в этом творческом состязании.

Завоеванием этого конкурса стало то, что в нем были представлены не только взрослые, но и совсем юные музыканты. Членами жюри был особо отмечен высокий исполнительский уровень конкурсантов в младшей возрастной  группе (до 13 лет). Ги Данга – профессор Высшей парижской национальной консерватории, один из членов авторитетного международного жюри, признался, что даже прославленная французская кларнетовая школа не может похвастаться столь юными дарованиями. Конкурсная программа включала не только произведения Моцарта, Вебера, Брамса, Дебюсси, но и современных композиторов, таких, как: В. Артемова (Соната № 1), П. Булез («Domaines»), требующих от исполнителя совершенно новых технических и выразительных приемов (аккорды, использование всего диапазона инструмента в равной степени). Интересно, что третий тур в старшей группе исполнителей включал два обязательных произведения: Моцарт, концерт Ля мажор и концерт Б. Чайковского.

Самый приятный момент конкурса это, конечно, торжественное  награждение дипломантов и лауреатов, вручение премий и подарков, которое прошло в Большом зале консерватории.

Задайте себе вопрос, часто ли Вы видите афиши сольных кларнетовых концертов? Уверена, что нет. А, следовательно, вся замечательная, интересная музыка для этого инструмента звучит только из динамиков на лекциях по истории музыки.

Этот конкурс показал, что не только зарубежная, но и отечественная школа обладает большими исполнительскими ресурсами. Хочется надеяться, что мы вскоре увидим имена лауреатов на афишах концертных залов.

Вот они, победитель!

Младшая группа: I премия – А. Облезов (МССМШ  им. Гнесиных, класс проф. И. П. Мозговенко). II премия­­  –  С. Елецкий (ЦССМШ класс педагога В.А. Ферапонтова), А. Терехов (ЦССМШ класс педагога Е. А. Петрова). III премия – С. Мунинкин (ДМШ № 2 класс педагога А. Ф. Грущина).

Средняя группа: I премия – В. Урюпин (ЦССМШ класс педагога Е. А. Петрова). II премия – Д. Паршин (ЦССМШ класс педагога В. А. Ферапонтова), С. Умаров (Узбекистан, класс педагога Б. С. Салихова), Б. Аллахвердян (АМУ при МГК класс проф. Р. А. Багдасаряна). Третью премию решили не присуждать.

Старшая группа: I премия – А. Богорад (МГК им. П. И. Чайковского, класс профессора В. А. Соколова, Е. А. Петрова), II премия – И. Столбов (Санкт-Петербургская консерватория, класс профессора В. П. Безрученко), III премия – М. Безносов (МГК им. П. И. Чайковского, класс Е. П. Петрова).

Елена Ферапонтова,
студентка III курса

На снимке: Алексей Богоград