Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Оперный «хит» в трех цветах

№ 2 (91), февраль 2009

Тоска22 декабря 2008 года итальянскому композитору Джаккомо Пуччини исполнилось 150 лет. В ознаменование этого события на сценах главных музыкальных театров столицы – Большого и Театра имени К.С.Станиславского и Вл.И.Немировича-Данченко – осуществляются постановки самых ярких и любимых публикой творений композитора, таких как «Тоска», «Богема», «Мадам Баттерфляй».

Включение в репертуар оперных «хитов» является залогом успеха: драматические ситуации сюжетов и восхитительная музыка Пуччини равно захватывающи как для любителей, так и для профессиональных музыкантов. Именно таким и предстал очередной спектакль «Тоски» на сцене Музыкального театра имени К.С.Станиславского и Вл.И.Немировича-Данченко 9 ноября (музыкальный руководитель и дирижер – народный артист России Вольф Горелик, режиссер-постановщик – Людмила Налетова).
Борис Покровский говорил, что «Тоска» Пуччини, написанная на либретто Л.Иллики и Дж.Джакозы по драме В.Сарду, демонстрирует «откровенность и обнаженность человеческих страстей». Эта особенность практически диктует исполнителям рисунок роли, не оставляя места двусмысленности. Флория Тоска в исполнении Натальи Мурадымовой была чрезвычайно убедительной: любовь и ревность, восторг и страдание были переданы с необычайной страстью. Две узловые сцены спектакля – убийство Скарпиа и казнь Каварадосси – игрались так, что публика, казалось, на мгновение забыла, что все это не настоящая жизнь. То эмоциональное напряжение, в котором пребывали слушатели, можно с полной уверенностью назвать заслугой певицы. Ей под стать были и исполнители мужских партий – Михаил Урусов (Марио Каварадосси) и Евгений Поликанин (барон Виттелио Скарпиа). С необычайным достоинством был воплощен образ Чезаре Анжелотти. Исполнитель этой роли, Дмитрий Степанович, сыграл Анжелотти так, что сразу стало понятно: это, несомненно, бывший консул Римской Республики, а не просто бежавший из тюрьмы политический заключенный.
Художественное оформление спектакля было направлено на усиление зрительского восприятия: большое внимание уделено цвету – белому, красному и черному. Присутствуя как в костюмах персонажей, так и в видеоряде, проецируемом на экран в глубине сцены, эти оттенки отображали смену настроений. Кроме того, каждый цвет становился своего рода «лейтцветом» соответствующего акта. В первом, где показана любовь Тоски и Каварадосси, их пока еще безоблачное счастье, доминирует белый цвет; во втором, с его сценой пыток и смертью Скарпиа, – красный, цвет крови; в третьем, где умирают Каварадосси и Тоска, – черный.
Все элементы оперного спектакля – певцы, оркестр, художественное оформление – находились в очень тесном взаимодействии. Даже символическая фигура женщины, введенная режиссером, которая безмолвным жестом открывала каждое действие и отождествлялась в глазах зрителей с силой рока, предрешенностью, неотвратимостью… Режиссерская работа Л.Налетовой заставила публику полностью погрузиться в напряженное действие, на едином дыхании следить за развитием оперной драмы. Для слушателей-любителей, которых в зале было немало, этот процесс сопереживания героям очень важен. Активное драматическое действие, заложенное Пуччини и мастерски воплощенное в спектакле, усилило его эмоциональность, сделав понятным и волнующим для всех и каждого в зале.

Евгения Глухова,
студентка IV курса ИТФ

Оставить комментарий