Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Русь, Православие, Гоголь…

№ 1 (99), январь 2010

ДовганьНедавно в Большом зале консерватории состоялась премьера оратории Владимира Довганя «Услыши, Боже, глас мой» для чтеца, солистов, хора и оркестра. Произведение сочинено в 2009 году и посвящено памяти Н. В. Гоголя. Либретто, составленное самим композитором, является компиляцией текстов Гоголя, которые на концерте читал Олег Бабяновский. Основными источниками стали автобиографические произведения писателя – письма, дневники, заметки, а также… фрагменты из «Тараса Бульбы» и «Мертвых душ». Кроме того, В. Довгань обратился к каноническим богослужебным текстам, к украинской лирике и украинским народным песням.

Русский классик, изрядно избитый в школьных уроках литературы – «выдающийся писатель критического реализма», «автор гротескно-фантастической прозы, предвосхитившей ряд тенденций искусства XX века» (список банальностей можно продолжить самостоятельно) – вдруг, через слово самого Гоголя, предстает живым человеком. Верующим. Переживающим. Любящим Русь. Болящим за нее. Но все-таки верящим в лучшее. 

Оратория в двух частях, обрамленная симфоническим прологом и эпилогом для хора и оркестра, последовательно раскрывает путь Гоголя от детства к концу жизни. Если же говорить о драматургии, связанной с церковно-литургическими текстами, то она развивается от праздника Рождества – к празднику Пасхи.

Первая часть – в основном церковно-хоровая – выдержана в строгом, хотя и радостном тоне. Безупречное стройное пение и музыка, которая стремится раскрыть слово, в прекрасной акустике Большого зала создают атмосферу полурелигиозного действа. А симфоническое окончание первой части – «Битва» – заставляет вспомнить «Александра Невского» Сергея Прокофьева (кроме сюжетных перекличек, есть еще и что-то «прокофьеватое» в интонациях): музыка делает «зримым» столкновение казаков и польской шляхты.

Вторая же часть по сравнению с первой более симфоническая и светская. И здесь В. Довгань проявляет себя как изумительный художник оркестра, изящными штрихами изображая ночь или крупными мазками рисуя фантастический полет птицы-тройки.

Музыкальный мир, созданный композитором, удивительно созвучен текстам Гоголя. Музыка, предваряемая чтением, оказывается иллюстрацией только что услышанного слова. Причем иллюстрацией-размышлением. А может быть, даже огромной картиной, написанной под впечатлением прочитанного.

Кроме Н. В. Гоголя есть и еще один герой, изображенный на монументальном звуковом полотне, это – Русь. Сильная, но не счастливая, огромная, но не прибранная, любимая, но болезная… В конце концов, гоголевская любовь к родине и изображение российской действительности во всей ее неприглядности – тоже избитая тема для школьных сочинений…

Надежда Игнатьева,
студентка IV курса ИТФ

Оставить комментарий