Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Красивая сказка

№ 2 (100), февраль 2010

Как удивить оперной постановкой современную публику? Нет ничего проще! Переносим действие в наши дни, добавляем побольше откровенных сцен и костюмов… А можно ли без этого? Оказывается, да.

Иоланта (Т. Печникова) перед прозрениемНа премьере «Иоланты» в театре «Новая опера» нет ни одного свободного места в зале. На сцене исполняется одно из самых светлых и трогательных произведений Чайковского – его последняя опера. Иркутский режиссер Геннадий Шапошников и художник Виктор Герасименко, уже проявившие себя недавней постановкой «Джанни Скикки» в этом театре (спектакль выдвинут на «Золотую маску»), интерпретируют сюжет очень корректно по отношению к первоисточнику (никакой вульгарности!) и в то же время совершенно необычно, по-новому.

Иоланта, Водемон, Король РенеНа сцене выстроена конструкция, разделяющая пространство на две части: верхний уровень – замкнутый мирок, где живет Иоланта, дочь короля Рене, не знающая о своей слепоте (глаза даны, чтобы плакать – убеждена она), и нижний ярус – остальной мир. Контраст усилен с помощью цвета: платье героини, одежда ее подруг, убранство комнаты – белые, олицетворяющие как порок Иоланты (отсутствие зрения – отсутствие красок), так и ее духовную чистоту (отсутствие греха). Ощущение легкости усиливают большие воздушные шарики в комнате героини – кстати, тоже белые. Они символизируют не конкретные предметы (траву, цветы, растения), а некие условные элементы, которыми наполнено пространство.

врач Эбн-Хакиа  (Андрей Бреус)Напротив, нижний мир, плотский и реальный, подчеркнут яркими цветными костюмами персонажей, да еще и цветными очками, через которые те смотрят на мир. Особенно колоритен мавританский врач Эбн-Хакиа в фиолетовом одеянии и с большим светящимся шаром, излучающим силу его чар.

Красная лента Иоланты – единственный диссонанс в интерьере белого верхнего мира – станет символом его разрушения. Когда влюбленный Водемон просит сорвать ему на память одну из красных роз, которыми украшена лента героини, она срывает белую со своей юбки – так Иоланта узнает о своей слепоте… Какое оригинальное решение ключевой сцены, где кусты роз изображены символически!

В момент прозрения героини сильная световая вспышка озаряет сцену ярким солнечным светом (задействовано огромное количество прожекторов). В это время верхний уровень соединяется с нижним: комната Иоланты опускается и как бы вливается в реальный мир, пространство расширяется, а шарики один за другим падают вниз и рассредоточиваются по сцене на радость всем, в том числе и оркестрантам (некоторые даже залетают в яму). Однако Иоланта в этот момент испытывает не столько радость, сколько шок – ведь старый мир рушится и ей теперь предстоит научиться жить по-новому…

Водемон (Х. Бадалян)Трогательный образ Иоланты блестяще раскрывает певица Татьяна Печникова (известная Татьяна в «Евгении Онегине»), партию Водемона превосходно исполняет Хачатур Бадялян (ранее запомнившийся в роли Лоэнгрина), ну а Василий Ладюк (Роберт) легко справляется со всеми виртуозными трудностями арии «Кто может сравниться с Матильдой моей», своей знаменитостью просто обреченной на успех.

«Найден сюжет, где я докажу всему миру, что любовники должны оставаться живы в оперных финалах и что это истинная правда», – писал Чайковский. Однако эта добрая сказка, которая заканчивается счастливым финалом, поднимает и ряд сложных философских вопросов. Возможно ли счастье в закрытом мирке?.. Полезна ли чрезмерная родительская любовь и забота?.. Оправдана ли ложь во спасение, скрывающая от больного правду о его здоровье?.. И, наконец, способны ли мысли материализоваться – ведь Иоланта излечивается благодаря внутреннему желанию прозреть?.. Ответы на них вряд ли будут однозначными, однако одно осмелюсь утверждать точно: постановка «Иоланты» в «Новой опере» захватывающе красива. Рекомендую.

Александр Великовский,
студент V курса ИТФ

Оставить комментарий