Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Арбатcкий романс

№ 2 (100), февраль 2010

Музыкально-поэтические вечера – представления совершенно особого рода, где музыка и слово участвуют на равных, оттеняя и поясняя друг друга. К сожалению, довольно часто один «компонент» оказывается в подчинении у другого, причем чаще именно музыка становится «иллюстратором» произносимого слова.

Примером высокохудожественной «спаянности» двух искусств стала литературно-музыкальная композиция, прошедшая 20 декабря в Театрально-концертном центре Павла Слободкина. Концерт под названием «П. И. Чайковский. «Времена года» и русская поэзия XIX-XX веков» состоялся в рамках цикла «Арбатские музыкальные встречи» Жанны Дозорцевой (хотя сама она, к сожалению, в этот вечер отсутствовала по причине болезни). В исполнении народной артистки России Антонины Кузнецовой звучали стихи А. С. Пушкина, Ф. И. Тютчева, Б. Пастернака, А. Ахматовой, К. Бальмонта, М. Кузьмина (поэта, «открытого» аудитории совсем недавно). Параллельно этому на той же сцене камерный оркестр Центра играл цикл «Времена года» Чайковского в переложении для оркестра.

Удовольствием было наблюдать, как дирижер, заслуженный артист России Владимир Рыжаев, «общается» со своим оркестром, состоящим в основном из молодых музыкантов, как чутко они друг друга понимают – буквально с «полужеста», взгляда дирижера. И вместе с тем постоянно чувствовалась связь чтицы и дирижера с оркестром, благодаря чему почти все время не покидало ощущение единства музыки и слова.

Концерт отличала логическая выстроенность драматургии: в центре каждого отделения было «соло» поэзии, после чего звучал один оркестр. Вечер можно было бы назвать «концертом для чтеца с оркестром», хотя присущей этому жанру соревновательности здесь не было – скорее согласие и взаимодополнение.

Интересно, что чтение стихов было тоже «омузыкаленным» – некоторые строки произносились не просто нараспев, но, казалось, на определенную мелодическую линию. Музыка пронизывала буквально все. От того, как были расставлены смысловые акценты, поэзия часто звучала по-новому, несмотря на то что среди стихотворений были и «Зимнее утро» Пушкина, и другие широко известные строки. После «Зимней ночи» Б. Пастернака зрители не выдержали и нарушили аплодисментами царившую на протяжении всего концерта тишину.

Немаловажную роль в создании атмосферы вечера сыграл и зал Центра Павла Слободкина, современный, оснащенный по последнему слову звукоакустической техники. На заднике сцены в соответствии с настроем музыки менялись свето-цветовые оттенки: в «зимних» пьесах преобладали синеватые, зеленоватые тона, осенью – желтые, красные. Традиция подобных представлений известна давно, особенно часто ее связывают со Скрябиным, ведь три этих компонента – музыка, слово, цвет – лежали в основе замыслов «Мистерии» и «Предварительного действа».

Концерт имел большой успех. По его окончании слушатели долго не отпускали исполнителей, награждая их аплодисментами и вызывая раз за разом на сцену.

Софья Пепельжи,
студентка IV курса ИТФ

Оставить комментарий