Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Свобода, равенство, братство

№ 4 (102), апрель 2010

МолОт кует композиторов новой генерации

Чтобы талант молодого композитора благополучно развивался, ему жизненно необходима поддержка в начале пути. Но где ее найти выпускнику композиторского факультета любого музыкального вуза? Современная Мусаелян1академическая музыка интересует, прямо скажем, лишь малую часть и без того немногочисленной аудитории, способной воспринимать «классику». Но «внутри» новой музыки проблем еще больше, чем «снаружи». Ее буквально раздирают на части различные школы и направления, каждое из которых имеет свою идеологию и свой «единственно верный» взгляд на развитие искусства, а представители многочисленных направлений воспринимают друг друга подчас как личных врагов.

В такой ситуации молодому композитору ничего не остается, как прибиться к тому или иному течению и плыть дальше, во многом ориентируясь на заданный курс. Выход за рамки избранной идеологии не приветствуется – как известно, «в чужой монастырь…» При этом сам выбор пути у молодого композитора чаще всего происходит неосознанно: решающую роль здесь играют окружение и, конечно, мнение педагога.

МУСАЕЛЯН3Тем же, кто отваживается ступать в раздираемый противоречиями мир композиторов в одиночку, требуется недюжинная смелость. И этой смелости хватило Ярославу Судзиловскому, чтобы не только отстоять свое право на свободное творчество, но и создать целую организацию, в которой каждый композитор, вне зависимости от его стилистических и идеологических предпочтений, найдет поддержку, профессиональный совет и возможность донести свои сочинения до публики.

Так появился МолОт – Молодежное отделение Союза композиторов России. Он изначально был задуман иначе, нежели все известные творческие объединения. Развитие большинства композиторских (и не только) групп идет по одной и той же схеме: формируясь как группа единомышленников, через некоторое время сообщество распадается из-за неминуемого взросления его участников и расхождения во взглядах на искусство. МолОту такой расклад не грозит. Перефразируя знаменитую триаду, его идеалы – это свобода самовыражения, равенство всех стилей и направлений и, наконец, братство, объединяющее всех молодых композиторов страны.

Мусаелян3Очередной концерт МолОта прошел на днях в музыкальной гостиной Юргенсона. Потомки крупнейшего в России нотного издателя Петра Юргенсона, оказавшего в свое время неоценимую поддержку сотням молодых композиторов, продолжают его славную традицию и часто приглашают композиторскую молодежь в старинные стены фамильной усадьбы. Камерный вечер, собравший молотцев из Москвы, Санкт-Петербурга и Казани, как и ожидалось, объединил музыку самых разнообразных стилей.

Сочинения композиторов из Казани отличала особая мелодическая и гармоническая свежесть – вероятно, следствие органичного сплава западной и восточной традиций. Пьеса Елены Анисимовой «Домра-мьюзик» для двух домр запомнилась интонационной яркостью, рельефно поданными особенностями тембра домры. «Дрожь земли» Эльмира Низамова для литавр и тубы восхитила публику самым настоящим «драйвом» в сочетании с «тяжеловесностью» тембра тубы.

Сергей Чечётко, выпускник РАМ им. Гнесиных, представил медитативные «Провода» для флейты и контрабаса, украшенные разнообразными тембровыми находками и родным для композитора марийским колоритом (Сергей родом из Йошкар-Олы). Приятное впечатление произвела фортепианная токката «Министаккатокато» Даниила Екимовского, каскады диссонирующих созвучий и ритмический напор которой были воплощены автором-исполнителем с юношеским задором. Остроумно обыграла баховскую идею на современный лад Настасья Хрущёва из Санкт-Петербурга. В ее Прелюдии и фуге из «Хорошо препарированного клавира» аллюзии на барокко с вкрапленными пиццикато приготовленного рояля создали изысканный звуковой мир.

Невозможно отказать в оригинальности и пьесе другого представителя Санкт-Петербурга, Юрия Акбалькана. «Гнездо птеродактиля» в исполнении автора – скорее, талантливый театральный этюд, чем музыкальное произведение. Запечатлев с помощью шумов и звуков, извлекаемых из блок-флейты, а также собственного голосового аппарата процесс вылупливания птеродактиля из яйца, Акбалькан сорвал настоящую овацию.

В таком соседстве «Топинамбур» москвича Георгия Дорохова, завоевавшего в композиторской среде репутацию одного из самых ярых радикалов благодаря нашумевшему «Манифесту для трех пенопластов», прозвучал совершенно «академично». Эта пьеса – характерный образец фирменного стиля композитора, в котором разнообразный мир скрипов и шорохов сочетается с общей продуманностью ткани, формы и размеренностью движения.

По-своему любопытны были сочинения двух студентов Московской консерватории, юных участников МолОта. «Философский камень» Станислава Маковского для ансамбля колоритного состава – флейта, гитара, альт и вибрафон – представлял собой затейливое сплетение прихотливых инструментальных линий. А периодически возникавшие и растворявшиеся в фактуре мажорные трезвучия символизировали вечно ускользающий секрет философского камня.

Александр Хубеев решил отказаться от традиционных способов извлечения звука и заставил четверых исполнителей двигать стаканы по струнам рояля, чиркать пластиковыми карточками по колкам и водить смычками по линейкам. При этом свое сочинение «Glassari» композитор заключил в рамки традиционной трехчастной формы и регулярного четного метра. И, надо сказать, автору удалось образовать из звуков различной природы некую целостность – пьеса прозвучала вполне органично.

Концерт завершил «Шварцвальд» Ярослава Судзиловского – былины-песни для вокального квартета, контртенора и ударных. Тихие переливы простых созвучий, мелодичное соло талантливого сопраниста Василия Хорошева буквально заворожили присутствующих. Прослушанность каждой детали музыкальной ткани, художественная законченность композиторского замысла сделали сочинение Судзиловского одной из самых больших удач концерта…

Пока старшее поколение погружается в идеологические распри, спорит об актуальности музыкальных техник и сокрушается о конце музыки, молодежь, мало заботясь об актуальности, с любознательностью щенят пробует на вкус все существующие стили, приемы и жанры. Похоже, что проблема новаторства как такового в XXI веке уже не довлеет над умами молодых композиторов: завоеваний второй половины ХХ века в области новых средств звукоизвлечения и техники композиции хватит на многие поколения вперед. И все они нуждаются в творческом осмыслении. Однако это вовсе не означает регресс композиторского движения и разворот в сторону традиционализма. Перед молодыми представителями самых разных стилистических направлений, по сути, стоит одна и та же задача – сформировать новую традицию обращения со множеством одновременно существующих традиций.

МолОт, способный объединить в одном концерте тех, кто пишет «тональную» музыку, и тех, кто пилит смычками линейки, тех, кто работает с тонкими нюансами звука, и тех, кто делает ставку на эксперимент, – это, действительно, абсолютно новое явление в российском композиторском мире. И чем больше здесь соберется идеологических противников (а точнее, их учеников), тем больше надежд на выход из того тупика, в который зашла современная музыка.

Елена Мусаелян,
студентка V курса ИТФ

2 комментария for “Свобода, равенство, братство”

  1. 1Евгения Евпак

    Публикация статьи о создании организации МолОт меня очень обрадовала, поскольку разрешать молодым композиторам свободно показывать свои эксперименты со звуком профессионалам и аудитории — очень важный шаг в формировании дальнейшего творческого стремления каждого молодого композитора. Хотелось бы принять участие в подобных собраниях и по возможности тоже представить всеобщему вниманию свои сочинения.

Trackbacks

  1. 1. состав дорохова « Эхо блогосферы

Оставить комментарий