Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Каждый вечер в «Alpenhof»

№ 5 (103), май 2010

Мы часто восторгаемся известными исполнителями, пытаемся попасть на тот или иной многообещающий концерт, тратя на билет подчас огромные деньги, следим за графиком выступлений знаменитостей. Но сколько замечательных, талантливых музыкантов остается неизвестными! Мне запомнилась встреча с именно таким человеком. К сожалению, я даже не знаю его фамилию, мне известно только имя – Майкл. Но если кому-то из Вас, дорогие читатели, захочется познакомиться с ним и его творчеством, я расскажу, как его найти.

Этой зимой мне посчастливилось отправиться в путешествие по Швейцарии. Объездив практически всю страну на машине, сполна насладившись красивейшими видами гор и озер, вкуснейшим шоколадом, посетив не один музей, мы добрались до конечной точки нашего маршрута – деревни Церматт. Расположенная на высоте 1620 метров в южной части швейцарских Альп у подножия знаменитой горы Матерхорн, эта деревня издавна полюбилась туристам. Отдыхающие приезжают сюда за зимними удовольствиями: катанием на лыжах, санях или просто ходьбой по горам. Да и сама деревня очень красива: уютные мощеные улочки, гостеприимные старинные гостиницы, располагающиеся по обе стороны быстрой горной реки, густые заснеженные ели. Когда попадаешь сюда, появляется ощущение, что вот-вот из-за угла выглянет гном, а прогулка через лес принесет встречу с троллем. И после такой прогулки, промерзнув, так приятно сесть в холле уютного деревянного отеля, заказать чашку горячего чая, укутаться в плед и греться напротив камина. Так мы собирались в холле каждый вечер.

Здесь я и услышала игру пианиста, о котором хочу рассказать. Пожилой мужчина с молодыми горящими глазами, он играл не для публики – гости в основном были заняты разговорами, – он играл для себя. Еще никогда я не видела музыканта, который играл бы с такой отдачей! Наверное, это и есть настоящее самовыражение – выступая перед тысячной аудиторией, сложно полностью выразить себя, ведь ты все равно работаешь на публику. Этот же пианист играл, не обращая внимания ни на кого, и вкладывал в каждый звук нечто глубоко сокровенное, личное.

В основном исполнялись джазовые композиции, но порой можно было услышать Шопена, Дебюсси, даже Рахманинова. И ни разу за все шесть дней он не сыграл дважды одно произведение, за одним исключением: незадолго до отъезда я подошла к нему, чтобы выразить свое восхищение, и попросила исполнить одну из моих любимых песен Карлоса Антонио Хобима «Quiet nights» («Тихие ночи»). Майкл был рад, что я заинтересовалась, рассказал немного о себе и сыграл песню. Во время нашего разговора я узнала, что он учился музыке сам, без педагогов, что помимо фортепиано играет также на других музыкальных инструментах, но больше всего любит звук старого рояля, стоящего в этом отеле, где он играет каждый вечер на протяжении многих лет. С тех пор всегда, когда я заходила в холл, он начинал играть мелодию «Тихих ночей».

Эти строки мне хотелось бы посвятить Майклу, а также другим неизвестным музыкантам, чье искусство может тронуть до глубины души и иногда доставить удовольствие не меньшее, чем концерт прославленного исполнителя. А если вам, дорогие читатели, посчастливится побывать в этой прекрасной швейцарской деревушке, то непременно зайдите вечером в «Alpenhof» (Alpenhof Hotel Annelise & Hans Peter Julen, 3920 Zermatt), сядьте у камина, и Вы услышите звуки, которые царят в стенах старенькой гостиницы каждый вечер на протяжении многих лет.

Маина Неретина,
студентка III курса ИТФ

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий