Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Мы всегда работаем на результат

№ 7 (105), октябрь 2010

Каждый человек хотя бы раз в жизни слышал народный хор, однако далеко не каждый может сказать, что это за коллектив, чем занимаются его участники и, главное, зачем. И уж тем более мало кто знает, что в учебных заведениях Москвы вот уже много лет существуют отделения, которые носят название: «Руководитель народного хора».

Их исполнение сильно отличается от того, что нам привычно видеть на экранах телевизоров и слышать на концертной эстраде. Кто же они и чему они учатся? Чтобы ответить на эти и другие вопросы, мы обратились за помощью к Юрию Леонтьевичу Колеснику, который в течение ряда лет возглавляет Отдел по подготовке руководителей народных хоров в Государственном музыкальном колледже им. Гнесиных.

 — Юрий Леонтьевич, Вы можете рассказать об истории отдела?

— Все началось в 1971 году, когда А. А. Юрлов привел к директору училища Ю. К. Чернову выпускницу отделения «Дирижирование народным хором» Гнесинского института Ирину Колотыгину (теперь заслуженный работник культуры России Ирина Александровна Серебренная). Это был первый выпуск ДНХ. Она и создала отделение «Руководитель народного хора», которым успешно руководила в течение 35 лет.

— А как Вы туда пришли и как произошло Ваше первое знакомство с фольклором?

— Знакомство произошло в детстве, когда пел с мамой на два голоса народные песни. А может, еще раньше: у нас в Миргороде, что под Полтавой, – места песенные, летними вечерами во дворах все пели. Поступил в училище в 1988 году, по окончании остался там работать, в 1993 году оформился концертмейстером, с 1995-го cтал преподавателем.

— В течение этих лет никогда не жалели о том, что стали заниматься фольклором?

— Никогда. Это судьба.

— В течение четырех лет, как понимаю, студенты Вашего отделения обучаются по предметам общеобразовательного, общегуманитарного, общемузыкального и специального циклов, некоторые из которых совпадают с предметами дирижерско-хорового отделения. Есть ли сходство между ними?

— Наш учебный план создавался на основе академического хорового, потому и сходства много. Ведь раньше у нас дирижирование было специальностью! Но мы и сильно различаемся – народный хор, фольклорный ансамбль, народный и фольклорный вокал, народное творчество, областные певческие стили, народная хореография, расшифровка и аранжировка народной песни, фольклорный театр.

— Вот уже много лет рядом с Вашим существует отделение сольного народного пения. В чем специфика такого пения?

— Думаю, что во всем, начиная со звукоизвлечения и заканчивая диалектными особенностями. Этот жанр существует уже много лет и имеет свои собственные черты. Мы же стараемся следовать особенностям традиционного пения: областным отличиям, различным манерам, вокальным приемам, говорам, пению не ради голоса, а ради самой песни.

— А как Вам удается работать с таким большим, ежегодно обновляющимся коллективом? Какие методы Вы используете?

— С каждым новым коллективом – и новые методы работы. Мы учитываем также и чужой опыт. Но одно всегда неизменно – записи исполнителей-первоисточников и скрупулезная работа с ними. Наши концерты – это концерты «одного дня», поэтому мы всегда работаем на результат.

 — Руководители фольклорных ансамблей часто говорят о том, что многое зависит от правильной манеры пения. Можно ли достичь близкой к аутентичной манеры в учебном коллективе?

— Конечно, можно. Нужно только много слушать и подражать. Я бы выразился эстрадно – «снимать» народных исполнителей.

— Какая манера дается хору быстрее?

— В разные годы, в разных составах – по-разному. Тут важны природные данные студентов. Можно условно вычленить преимущественно «грудные» периоды, «микстовые», «головные», а в связи с этим и репертуарную политику. Вот сейчас однозначно преобладание «груди» – много рязанских песен.

— Какой же должна быть народная песня, чтобы она была исполнена народным хором?

— Никогда не угадаешь! Бывает, возьмешь песню в работу – всем хороша, а не идет! А бывает – поется на ура! Отсюда вывод: песня должна совпадать с психофизическим состоянием хора, что весьма непредсказуемо, учитывая его социально-возрастной характер. И если такое совпадение получится – тогда песня зазвучит.

— Народная песня издревле звучала в быту. Сейчас же в практике городских фольклорных ансамблей мы встречаемся с иным, сценическим пением, которое, к сожалению, часто не соответствует сельскому. Как Вы боретесь с этой проблемой в хоре?

— С самого начала, еще студентом, для меня единственным критерием была «похожесть-непохожесть» – по манере пения, фактуре, мелодике, ладу, гармонии, характеру… Этот критерий до сих пор остается главным в моей практике. И студентов я приучаю различать эти вещи.

— Поразительное множество вариантов – вот что удивляет многих, кто слышит народную песню впервые. Удается ли достичь вариантности в ходе работы с хором?

— Стремимся к этому постоянно. Иногда удается и очень даже неплохо. Выучив все голоса партитуры, наслушавшись записей первоисточника, студенты могут экспериментировать в пении с различным количественным и качественным составом, чтобы песня продолжала оставаться самой собой. Методика очень действенная. И побудительная к импровизации.

— Можно ли добиться индивидуального звучания каждого в таком большом коллективе как хор?

— Хор – это просто большой ансамбль. Или, иначе, это несколько ансамблей. Это и должно быть отправной точкой самоопределения личности в коллективе. Как только артисты хора это почувствуют, сразу начнут петь иначе. По опыту – это и самое трудное, потому что дети приходят надрессированные на одинаковость.

— Как же Вы боретесь с этой «одинаковостью»?

— Переделываем! Даем новую установку: «непохожесть в похожести», «новизна в повторяемости», «индивидуальное в коллективном» и т. п… А дальше уже от детей зависит, как они с этим справляются.

Исполнение какой песни было наиболее удачным в течение последних двух-трех лет?

— В этом году было много удачных выступлений. Лично мне легче сказать, какие песни были не очень удачными. Только их я называть не стану, а вот остальные можно считать удачными.

— Народные исполнители часто говорят, что песня должна жить рядом с нами. Как живется народной песне сегодня?

— Когда я был студентом, мы горланили при первой возможности, а возможностью считали любую паузу. А сейчас грустно. Я вижу какую-то параллель со смертью традиции… Но объяснить не могу.

— Как реагируют народные исполнители на Ваше пение?

— А по-разному. Когда доброжелатели «стараются», а бабушки по своей наивности верят им, а не ушам с глазами, – то ругаются. А когда в прямом общении без посредников – отлично реагируют.

— Помогают ли Вам фольклористы и их исследования?

— Конечно. Спасибо им большое и дай Бог здоровья на многая лета! Бьем им челом на каждом выступлении!

— Какие задачи стоят сейчас перед отделом?

— Разобраться с новыми учебными стандартами, которые почему-то разрабатывались не головными профильными учебными заведениями или вообще не профильными… Оттого там слишком много проблем с предметами, их сутью и количеством. Наши дети могут остаться без должного обучения по специальности…

— Какими качествами должен обладать будущий руководитель народного хора?

— Должен быть лидером, организатором, но также и талантливым, интересным, разносторонним исполнителем.

— В заключение: что бы Вы хотели пожелать любителям и ценителям фольклора?

— По-прежнему любить и ценить фольклор. И тогда он ответит взаимностью.

Беседовала Анна Ефанова,
студентка IV курса ИТФ

Оставить комментарий