Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Учить иль не учить — вот в чем вопрос

№ 7 (105), октябрь 2010

«Я не знаю, как нужно сочинять музыку и как этому обучать. Композиция – одна из труднейших профессий», – так в одном из интервью высказался выдающийся композитор Борис Чайковский. В самом деле, преподавание композиции – наиболее сложная и ответственная область музыкальной педагогики.

В последние 10-12 лет композиция вводится в средних музыкальных учебных заведениях в качестве обязательного предмета. Сам этот факт довольно сомнителен, поскольку всякий здравомыслящий музыкант вам скажет, что сочинение музыки – специфическая область художественной деятельности, доступная далеко не всем. И вовсе не нужно заставлять кого-либо сочинять что называется «из-под палки», по крайней мере по двум причинам.

Во-первых, нет смысла заниматься этим с человеком, который не мыслит себя как композитора. Во-вторых, наиболее прогрессивные методики преподавания теоретических дисциплин – гармонии, полифонии, музыкальной формы – предполагают ознакомление с материалом путем сочинения пьес в контексте той или иной темы. Следовательно, уже эти практические работы будут выполняться всеми учащимися на разных качественных уровнях. Так работали Чайковский и Танеев, Шенберг и Хиндемит. Такие упражнения позволяют среднему студенту освоить тему, проникнув в ее глубины, а особенно талантливому – еще и раскрыть свой творческий потенциал. В таком случае и вовсе возникает крамольная мысль: а нужен ли вообще в училищах такой предмет как композиция?

Все же не будем настолько радикальными. Отметим одно обстоятельство: невозможно научить тому, как создавать музыку, так как это один из необъяснимых с точки зрения логики процессов. А чему же можно научить? Технологии, или ремеслу. Иным словом, обучать принципам работы с материалом, умению отбирать материал. Для этого необходимо очень методично и закономерно открывать ученику музыкальные миры разных эпох – начиная со Средневековья и заканчивая новейшими техниками ХХ века. А наиболее полно студент может все это охватить, сочиняя в данном стиле.

Арнольд Шенберг однажды написал: «Мое художественное развитие исходило от классических мастеров и закономерно привело меня в первые ряды модернистов… моими учителями были, в первую очередь, Бах и Моцарт, во вторую – Бетховен, Брамс и Вагнер. Так я приобрел что-то, чтобы обладать им; и это переработал и расширил, что и привело меня к новому». Среди «Моделей для начинающих в композиции» нет ни одного приема, по языку идущего дальше Бетховена – Брамса. Известно, что также и Веберн сначала несколько лет держал ученика на классической музыке, прививая ему знание основ композиции, и совершенно не учил его приемам «новой музыки».

Все эти факты могут служить очень хорошим напутствием для педагога. Ученик в сравнительно небольшие сроки может на практическом опыте бегло проследить эволюцию музыкальной культуры от древнейших времен и сделать собственные выводы на основании познанного. Вспомним, что в прошлом учебники по композиции соединяли в себе учения о гармонии, форме, контрапункте и т. д. с постоянными ссылками на то, как писали старые мастера. Таковы труды, написанные крупнейшими музыкантами разных эпох – Глареаном, Царлино, Мерсенном, Кирхером, Рамо, Дилецким, Кореневым, наконец – Шенбергом и Хиндемитом.

В музыкальных школах и училищах же педагоги часто либо пускают учащегося «на самотек», что означает «пиши, как тебе вздумается», либо стремятся «ошарашить» новейшими композиторскими разработками. Это толкает начинающих композиторов зачастую к неоправданно радикальным экспериментам, которые никоим образом не дают им навыков в голосоведении, гармоническом оформлении, формообразовании, то есть не учат правилам музыкальной речи как таковой. Следствием таких подходов к воспитанию является полная сумятица и неразбериха в курсе композиции, а также некая доля безответственности в воспитании. Не будем забывать слова Ференца Листа: «Для того чтобы стать настоящим музыкантом, нужно быть значительным человеком. Значительный человек – это тот, кто носит в себе все достижения человеческой культуры. Когда композитор пишет свою музыку, он свои живые чувства воплощает в символ доставшихся ему от опыта прошлого поколения музыкантов».

Так давайте же делать из начинающих музыкантов «значительных людей»!

Глеб Савченко,
студент IV курса ИТФ

Оставить комментарий