Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

За пределами слова

№ 2 (109), февраль 2011

Среди современных молодых композиторов выделяются несколько авторов, музыка которых воспринимается слушателями с особым вниманием. Анастасия Федяева – студентка IV курса Московской консерватории – входит в их число. Ее сочинения довольно часто звучат с самых разных сцен и обладают редкой на сегодняшний день способностью запоминаться. Публика хорошо принимает ее, а профессура и мэтры композиции возлагают на ее талант большие надежды.

Настя, подобно истинным художникам, живет творчеством. Мне лично довелось быть свидетелем того, с каким погружением и увлеченностью она работает – прочувствованно и вдумчиво. Именно такое впечатление оставляет фортепианная пьеса «Au duhors du mot», созданная около года назад. Она была написана для французского фортепианного конкурса, где ее впервые озвучила Ирина Кравченко. С тех пор пьеса уже неоднократно исполнялась и в Москве.

Сочинение было создано под влиянием глубоких личных переживаний автора, которые, видимо, повлияли на напряженный эмоциональной тонус пьесы. Он проявляется уже в самом начале сочинения, название которого на русский язык переводится как «За пределами слова». За декламационностью, ощущаемой в первых звуках, скрыты интонации слов, как бы передающие речь самого автора. Таким образом, первый раздел состоит из кратких «говорящих» импульсов.

Второй раздел имеет медитативный характер. В нем слышатся отзвуки ритуала, вводящего в трансовое состояние. Повторяющиеся мелодические ячейки постепенно завоевывают все больший диапазон, но устремленное к кульминации нагнетание динамики внезапно обрывается. Находясь в наивысшей по напряженности точке, этот срыв производит сильнейшее впечатление. В основе концепции всего раздела лежит контраст регистров. Идея кульминации и подхода к ней состоит в «поглощении» неотступным нижним пластом верхнего, который на пике развития уже не должен быть слышен совсем. Идея уничтожения одного звукового поля другим ассоциируется с возрастающим злом и человеческим бессилием перед ним.

В коде сочинения остаются лишь осколки мотивов обеих частей, но они также подвластны главной композиционной идее: противовесу верхнего и нижнего регистров, выражающего противостояние рокового и человеческого начал.

По определению самого автора, это сочинение выдержано в традиционной композиторской технике, так как ориентировано на исполнительский стиль конкретного музыканта. При сложнейших пианистических задачах в пьесе не используются никакие специфические способы звукоизвлечения. К чести исполнительницы, она играла это сочинение наизусть, что довольно редко встречается в современной практике.

Другая сложная исполнительская задача – акустические особенности пьесы. Звучащий материал, особенно в начале, тесно связан с эффектом резонанса и отзвуков. Паузы, встроенные в драматургическую линию развития, должны быть непременно заполнены педальным звучанием, как крик и отзвук, остающийся после него.

В логике построения этой композиции уже просматриваются школа и мастерство. Несмотря на то что автор – юная девушка, сочинение воспринимается как вполне зрелое произведение.

Анна Ракитина,
студентка IV курса ИТФ

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий