Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

«Крутой дуэт»

№ 2 (109), февраль 2011

Мне бы хотелось рассказать о прошедших концертах Игоря Крутого и Лары Фабиан в Кремле. Причем высказываться я буду не с позиции слушателя, сидевшего в зале, не по субъективному разовому впечатлению от одного концерта, а с позиции человека, находившегося на сцене все четыре вечера и составившего свое мнение по достаточно продолжительной творческой работе с исполнителями. Потому заранее прошу простить мой эгоцентристский тон.

Я не хочу пересказывать истории о создании данного творческого союза, о якобы случайной встрече этих двух уже маститых музыкантов. Те, кто верит в сказки, пусть верит, но помнит, что за любым творческим началом в эстраде стоит группа продюсеров, месяцами продумывающих любой ход. Это не плохо или хорошо, это закон любого шоу – придумать красивую легенду о том, как оно «случайно» получилось. Мне также не хочется объяснять, откуда взялось название программы «Мадмуазель Живаго», – и оно относится к продюсерским решениям, причем удачным и оригинальным. Я хочу поведать о том, чем непосредственно занимался я на сцене, – о музыке.

Итак, состав. Камерный оркестр плюс ударная секция, бэк-вокал, акустическая и бас-гитара, две пары синтезаторов. Причем «классические» участники этого состава располагались в правой части сцены, а эстрадные – в левой. Их разделял небольшой мост, над которым находился экран с проецируемым на него визуальным рядом. Как правило, это были фотографии Лары Фабиан, отражающие настроение или общий смысл каждой песни. На репетициях Игорь Яковлевич постоянно давал указания музыкантам и солистке, порой даже возникали споры. Если честно, я не ожидал на эстраде подобной дотошности, в хорошем смысле этого слова. И это можно понять, ведь на концерте оркестром управлял сам Крутой, исполняя партию рояля, к слову, очень виртуозную. Поэтому многое зависело от музыкантов, привыкших к палочке дирижера.

Программа включала 19 композиций. Из них 11 были написаны героями вечера совместно (тексты Фабиан, музыка Крутого), 3 являлись обработкой классических произведений (Ария Баха и два прочтения Адажио Альбинони), 3 песни из репертуара Лары Фабиан (были исполнены под рояль соло), а также на бис «Tomorrow Is A Lie» и хит Игоря Крутого «Любовь похожая на сон». Общая концепция – жизнь женщины, смотрящей на мир то глазами матери, то нежной девушки, то верной жены, то дочери, – давала возможность показать всю виртуозность и красоту голоса Фабиан. Здесь объединились лирика и страсть, любовь и ревность, радость и печаль. Певица умело перевоплощалась из одного образа в абсолютно другой, причем в живом исполнении – здесь и сейчас.

Умение Фабиан своим эмоциональным посылом держать публику – тоже редкое мастерство, присущее немногим. Даже в исполнении песни «Любовь похожая на сон» на русском языке, знакомой слушателю по интерпретации нашей Примадонны, Ларе Фабиан удалось зацепить привыкшее ухо слушателя. Чего скрывать, у некоторых звезд российской эстрады, присутствующих на концерте, даже выступили слезы.

Теперь о втором музыканте, без которого не было бы этого шоу. Вообще, петь песни под рояль, мне кажется, лучше всего удается сэру Элтону Джону – так зачем пытаться повторить успех? Но после работы с Крутым мое отношение к его творчеству изменилось. Я более внимательно послушал его музыку и оценил ее в сравнении с тем, что сейчас происходит в нашей и мировой эстраде. Это музыка от души и для души. Я даже восхитился, с каким мастерством мужчина передает в своей музыке женские лирические образы – это свойство именно русской композиторской школы (Бородин, Чайковский). По-моему, сейчас не хватает именно таких откровенных композиций на эстраде, где приоритет отдан пошлым песням в исполнении сексуальных фотомоделей.

Благодарная публика восторженно приветствовала Крутого и Фабиан, насладившись музыкой, наполненной лирикой и благородными чувствами, столь необходимыми всем и каждому.

Алексей Юркин,
студент IV курса ИТФ

Оставить комментарий