Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Драматичная биография

Драматичная биография
В 2007 году Санкт-Петербургская консерватория отметила один из самых некруглых юбилеев – 145 лет. Это не повод для пышных торжеств, но хороший случай для того, чтобы сделать несколько штрихов к портрету первой русской консерватории.
КонсерваторияБорис Асафьев назвал основание консерватории «Петровым делом». Антон Рубинштейн действительно повторил подвиг Петра на уровне музыки: он с нуля выстроил музыкальный центр всей Российской империи. Но судьба консерватории, как и судьба Петербурга, была драматична и полна испытаний. Первые попытки открыть Музыкальную академию в Петербурге вызвали такую реакцию властей: «общее для обоего пола учебное заведение представляет опасность для морального состояния учащихся». В 1855 году вопрос будущего русской музыки решался в Ницце, в приватной беседе между Рубинштейном и великой княгиней Еленой Павловной. Только когда покровительство двора было получено, проект стал реальностью. Впервые назвал новое заведение консерваторией Александр II и этим сразу поднял его статус. Титул выпускника звучал гораздо солиднее, чем сейчас: присуждалось личное почетное гражданство и звание свободного художника. Благодаря Рубинштейну музыка в России впервые стала полноправной профессией. Сам Рубинштейн получил звание действительного статского советника.
Трижды консерватория переезжала с места на место, но уже в 1896 году обрела свой нынешний адрес: Театральная площадь, дом 3. Вместо сфинксов вход в здание охраняют два титана русской музыки – Глинка и Римский-Корсаков. Здание стоит и сейчас, хотя закладной камень вынут из-под него и теперь украшает консерваторский музей.
Не раз консерватория была под угрозой закрытия: в 1905-м, когда строгую учебную систему расшатывали студенческие бунты, а лучшие профессора покинули консерваторию. После революции, в годы разрухи, когда ректор Александр Глазунов лично занимался дровами и покупал шубы замерзающим студентам. Он говорил: «До директорства я знал скрипичный и басовый ключи, теперь освоил и гаечный». Наконец, в блокаду, когда часть коллектива вывезли в Ташкент, а часть осталась жить прямо в здании. Слово «консерватория» означает приют, убежище. В военные годы оно обрело новый, буквальный смысл.
Консерватория Петербурга – это магнит, с которым связаны почти все великие фигуры русской музыки. Но магнит не только притягивал, он отталкивал многих своих благодетелей. Три главных человека в истории консерватории – это А. Рубинштейн, Римский-Корсаков и Глазунов. Все трое в разное время были вынуждены покинуть свои посты. Помещику и меценату Василию Кологривову консерватория стоила целого состояния: влюбленный в дело музыки, он отдал ей все и умер в бедности.
В советское время кумиром консерваторцев был Шостакович. Но и он был уволен из состава профессоров. Даже Чайковский, первый медалист консерватории, не остался с нею. Места в Петербурге ему не предложили, и он поехал поднимать музыкальное дело в провинции – в Москве.
Теперь многое изменилось: в дипломе пишут «преподаватель» вместо «свободного художника»; в память об ушедших профессорах висят мраморные доски почти у каждого класса. Но по-прежнему студенты играют на контрабасах, купленных лично Глазуновым, старые часы в кабинете ректора заводят раз в неделю, как и сто лет назад. Пока композиторы-сфинксы хранят покой консерватории, в России есть и профессия музыканта. Которая уже отметила свое 145-летие.

Ярослав Тимофеев,
студент IV курса ИТФ

Оставить комментарий