Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Монолог

№ 1, ноябрь 1998

Сочинение А. Г. Шнитке «Монолог» не может не затронуть глубины человеческой души. Любой живущий и мыслящий, хоть когда-ни­будь испытывавший и перенесший физическое или душевное мучение, не­пременно, отзовется на эту особую, странную и очень больную музыку, которой автору в самом совершенстве удалось найти музыкальное во­площение образа страдания, обреченности и одиночества. Будучи уже тяжело больным человеком, познав суетность жизни перед вечностью, он произносит свой Монолог, в котором, может быть, мгновениями еще вспыхивает надежда, но победу (нам-то теперь уже известно!) она не одержит…

Целостность состояния, единая линия, мысли, не перестающая пульсировать даже в паузах – этих страшных фрагментах оцепенения, вовлекает сознание в сферу сострадания, сопереживания. Но не всякий способен выдержать их: юная жизнерадостная душа отторг­нет чужую боль, не захочет страдать совместно с тем, кто уже обречен. Но тот, кто не отвернется, чем облегчит эти муки? Возьмет ли еще одну ношу дополнительно к своим? Ведь Боль кажется бесконечной, не давая жертве ни мига отдыха, хотя бы в виде награды за терпение…

Голос одиночества, «голос отчаяния» – он подобен тоскливому вою волчицы в глухом лесу, испытывающему наши душевные си­лы. И с ним невозможно мириться, и не слышать его тоже невозможно. Он множит в пространстве скорбь, и сомнения пускают корни, и вопрос остается без ответа, и кажется, что чья-то жизнь уже на краю пропас­ти. Но разве может кто-нибудь рассеять нарастающую тревогу и смятение? Самое большее, что в человеческих силах, – беспомощное и безмолвное созерцание этого замкнутого круга, этого отчаяния, борьбы, отрицания и мольбы, и безысходности…

Мужественная борьба с жестокой силой, подталкивающей туда, где жизнь земная перестает быть, продолжается с первой и до последней ноты. Это и мучительные поиски выхода в самом начале, и последние конвульсии при угасающей свече, завершающие картину. Умирать никогда не хочется, и борьба со смертью и отчаянием – смысл нашего существования, пока мы живы…

Трагедия изначально подразумевает катарсис, просветление. Это действо, где люди подвержены страданию и состра­данию, и результат которого всегда, знаменует очищение. Но изнывает сердце оттого, что очищение это приносят нам великие люди своей жизнью, хотя, может быть, иначе они и не были бы великими. И невольно задумы­ваешься, насколько ты способен пережить подобные испытания, в одино­честве, когда никто не сможет ответить? И хватит ли у тебя отважных сил не отвернуться, бесконечно сострадая уходящему человеку?..

Жанна Сипапина,
студентка III курса

Оставить комментарий