Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Шанс на будущее

№ 3 (110), март 2011

Музыкант стремящийся – интереснее музыканта, уже достигшего своей цели. Оперный театр Московской консерватории, возможно, уступает сложившимся труппам России и зарубежья, но у него есть одно существенное преимущество: здесь можно увидеть творчество начинающих оперных артистов. Вокалисты-студенты стараются проявить себя как можно ярче, пытаются справиться с волнением (успешно и не очень), искренне переживают на сцене, веря партнеру и ситуации. И даже моменты наигрыша и технического несовершенства не оставляют зрителя равнодушным: молодость, порыв и стремление увлекают всех.

В Рахманиновском зале еще в конце первого семестра кафедра оперной подготовки представила вниманию публики четыре сцены из оперы Чайковского «Евгений Онегин». Музыкальный руководитель и дирижер профессор П. Б. Ландо во вступительном слове отметил, что эта опера, 130-летие которой отмечалось в 2009 году, – первое серьезное задание для начинающих артистов. Петр Ильич назвал ее лирическими сценами и желал, чтобы она ставилась исключительно студентами Московской консерватории, чтобы в исполнении не было штампов, а было только все самое искреннее и чистое. К тому же автору, возможно, хотелось, чтобы возраст исполнителей соответствовал возрасту героев.

Постановка в Рахманиновском зале имела ряд достоинств и недостатков. Недостатки сводились в основном к камерности исполнения – сильно обедняло звучание не с оркестром, а под рояль. Зрителям пришлось смириться с фортепианным сопровождением, которое не создавало равномерный баланс с голосом, не давало ему должной опоры. Кроме того, показ только четырех сцен вместо семи снижал общее впечатление. Декорациям тоже негде было развернуться. Хотя мне это не мешало: уютно организованное пространство быстро превращалось то в сад, то в поляну в сцене дуэли, то в зал заключительной сцены.

Ольга Бондаренко (класс проф. А. П. Мартынова) исполнила партию Татьяны очень ярко, эмоционально, с достаточным контрастом между образами героини в начале и в конце оперы. С блеском проявив свои вокальные данные как в остро драматичных моментах (заключительная сцена Татьяны и Онегина), так и в проникновенно-лирических (сцена в саду), артистка заставила поверить в сценическую ситуацию и своих партнеров по спектаклю, и зрителей.

Алексей Богданчиков (класс проф. А. А. Лошака), исполнитель партии Евгения Онегина, колоритно выглядел в своем амплуа героя и так же удачно, как и О. Бондаренко, провел линию эволюции образа от первого появления до выхода в заключительной сцене. Выражение сильных чувств без наигрыша – задача сложная. Артисту удалось найти ту границу, за которой игра становится штампом, и в последней сцене зрители по-настоящему сопереживали Онегину. Однако в начале спектакля могло показаться, что исполнитель не сразу вошел в образ – первое появление Онегина могло быть более впечатляющим. Мне представляется, что это – дело времени и опыта при несомненных вокальных и актерских данных.

Дмитрий Иванчей (класс проф. Б. Н. Кудрявцева) в роли Ленского показался несколько однообразным и преувеличенно-романтизированным. Внешнее заметно превалировало над необходимой глубиной в прочтении этого образа. Задача публичного одиночества в начале сцены дуэли удалась артисту с трудом. Смотреть в зал, но не видеть его, а быть погруженным в себя – еще одна сложность театрального искусства, не случайно Станиславский предлагал забыть о себе и «стать» тем, кого изображаешь, – думать его мыслями, чувствовать его чувствами. Наверное, не стоило забавлять зал аффектированными позами и жестами: подлинное чувство должно угадываться, а не бросаться в глаза.

Михаил Головушкин (класс проф. А. А. Лошака) в короткой, но оживляющей сцену дуэли роли Зарецкого провел ее динамично и с задором. Второстепенная партия не стала фоном для основного действия. Найденные верные интонации голоса и свободные движения помогли воссоздать вполне отчетливый образ, контрастный двум типам главных героев, яркий и многогранный.

Все студенты, участвующие в постановке «Евгения Онегина», имеют шанс в будущем стать настоящими профессионалами. Первый спектакль во многом является показателем «совместимости» певца и сцены. А далее стремление жить и творить на сцене позволит преодолеть препятствия, стоящие на пути оперного артиста.

Елена Трубенок,
студентка IV курса ИТФ

Оставить комментарий