Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Тишина, полная звуков

№ 4 (111), апрель 2011

Имя Беата Фуррера (р. 1954) является знаковым для людей, интересующихся современной музыкой. Он один из самых известных и уважаемых в Западной Европе композиторов нашего времени. Многим россиянам Фуррер стал известен в связи с нашумевшей в 2007 году премьерой оперы «Фама» в Москве. Стиль композитора как нельзя лучше репрезентирует пьеса «still» (1998), написанная для камерного ансамбля из 24-х участников. Ее премьера, состоявшаяся в Цюрихе, была далеко не единственным исполнением – в следующем году вышел CD, большой фрагмент исполнения «still» можно посмотреть и на видеохостинге Youtube. Но в России, к сожалению, исполнения пока не было.

Название «still», на первый взгляд, очень естественно, если не знать, что композитор имел в виду не только немецкое, но и английское слово. «Тихий» – это первая приходящая на ум трактовка названия; она вполне соответствует типу композиции пьесы, которая основывается на чередовании крупных разделов по принципу «тихо – громко». Каждый нечетный раздел приводит к кульминации, а на четные приходится динамический спад. При этом в сочинении нет разделов, выполненных одинаково – все нечетные отличаются друг от друга, так же как и четные. Кардинальное различие не затрагивает лишь главного – динамической направленности: переходы от тишины к полнозвучию и, наоборот, от плотного к бесплотному – предмет мастерской композиторской работы. Фуррер достигает при этом колоссального разнообразия эффектов, динамических оттенков и приемов звукоизвлечения.

Такая разработанность, тонкость и многообразие средств выдают любовь Фуррера к самому звуку. Его энергичная тишина (или скрытое спокойствие) – не пустая и не статичная, а полная звуков, пусть и не сразу и не полностью слышимых нами. Она «дышит». На слух некоторые моменты могут показаться практически беззвучными, но на самом деле – и это видно при первом взгляде на партитуру – все «тихие» разделы разработаны, пожалуй, даже еще более разнообразно, чем «громкие». Для того чтобы получить такую «тишину», потребовалось немало композиторской выдумки и фантазии, а еще – композиторского мастерства. Кроме того, здесь сказался и опыт дирижерской деятельности Фуррера, ведь на протяжении многих лет он был главным дирижером и художественным руководителем Klangforum Wien, ансамбля солистов для исполнения современной музыки, который до сих пор пользуется мировой славой и считается одним из лучших в области исполнения Новой музыки.

Сам Фуррер в критическом разборе «still» говорил о звуке электрической циркулярной пилы. Образ этот как нельзя более точно выражен в движении низких струнных в первых тактах пьесы. Он главенствует во всем произведении и создает тот градус напряжения, который необходим для дальнейшего развития. По словам композитора, «вначале пила производит только приглушенный шум (жужжание) на низкой высоте, заключающий в себе высочайшую силу и энергию, но работающий вхолостую. Только когда пила встречает сопротивление, энергия из беззвучной переходит в наполняющий шум». Следовательно, и «тихие» разделы в пьесе «still» – гораздо более неспокойные внутренне, именно в них происходит наиболее напряженная композиторская работа…

В одном из интервью Фуррер сказал, что, если бы его спросили, страдает ли он от непопулярности Новой музыки, он дал бы отрицательный ответ. Современной музыке обязательно найдется свое место. По словам композитора, в мире есть проблемы гораздо более важные – например, разрушение окружающей среды, рост влияния власти в обществе и другие. Довольно необычно услышать от передового композитора, что проблемы современной музыки слишком преувеличены. Но трудно не согласиться, что ее элитарность – это нормальное явление, которое нужно просто принять.

Олеся Янченко,
студентка
IV курса ИТФ

Оставить комментарий