Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

В поисках новой простоты

№ 1 (90), январь 2009

В один из ноябрьских вечеров в зале Православного Свято-Тихоновского института состоялся концерт, в одном из отделений которого прозвучали сочинения молодого композитора, недавнего выпускника Московской консерватории Михаила Пучкова. Были исполнены Соната для флейты и фортепиано и 7 романсов. Несмотря на такие, казалось бы, простые и на первый взгляд традиционные названия, сами музыкальные идеи, которые можно было в них уловить, – весьма интересный повод к размышлению.
Об этом композиторе можно услышать, что он, к примеру, «старается держаться в стороне от музыкальных течений, стремясь найти ту внутреннюю музыку, к которой призван именно он, а поиск приводит его то к примитивизму и новой простоте, то к экспериментам в области электронной музыки». Но за внешней простотой стоит нечто большее…

Пучков«Ностальгия по сонате», пожалуй, более подходящее по смыслу название для флейтовой сонаты. Оно точнее характеризует ощущение, которое испытываешь при прослушивании этой искренней и выразительной музыки. Созерцательным настроением и личными переживаниями были проникнуты и прозвучавшие романсы. По свидетельству самого композитора, именно вокальная музыка занимает в его творчестве центральное место: «Свою жизнь я, так или иначе, измеряю пока от столба до столба, где в качестве столбов предстают вокальные циклы на собственные тексты».
Все вокальные миниатюры были подобраны специально для исполнительницы – Дины Павлишиной (сопрано). В их число были включены как отдельные романсы, так и части циклов «Простые песни» и «Маленькие ночные серенады», а чтобы исполнительница могла отдохнуть, добавлены две фортепианные прелюдии. Такое свободное соединение вокальных и инструментальных миниатюр напоминало красочную мозаику, части которой, будь то романс или прелюдия, – краткие афористические наброски, зарисовки одного настроения, в духе мимолетностей. Автор как бы «играл» ими, а затем складывал определенным образом. Каждый романс воспринимался как часть большого макроцикла из вокально-инструментальных произведений автора.
Особой поэтикой Михаил насыщает жанр колыбельной: «В каком-то смысле это любимый жанр, а почему – сказать сложно… Видимо, в этом есть некий идеал тихой нежности и кроткой любви; к этому я по мере сил пытаюсь стремиться…» Интересно, что метод сочинения вокальной музыки композитора схож со слаганием материнских колыбельных: одновременно со словами, стихами рождается и музыка.
Идейной основой и культурной средой, из которой автор черпает образы, стало Православие. Гармоничное сочетание стези светского музыканта с православной верой – путь для пишущего музыку весьма непростой. Примером тому могут служить судьбы многих выдающиеся русских композиторов – шедшие по этому пути испытывали большие трудности и порой приходили к весьма неожиданным результатам.
Будем надеяться, что и в творчестве Михаила Пучкова все это вскоре даст прекрасные плоды: в дальнейшие планы композитора входит написание «Литании» с участием флейты и камерного хора, на русские и латинские христианские тексты. Нам же остается наблюдать, как современные композиторы осуществляют свои поиски новой простоты или полярной ей новой сложности, а может быть, и их синтеза…

Екатерина Данилова,
студентка IV курса ИТФ

Оставить комментарий