Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

От революции до литургии

№ 1 (63), январь 2006

Примерно таким оказалась структура одного из концертов «Московской осени», который прошел 12 ноября в Доме композиторов. В его программе значились две камерные оперы и цепь «русских песен», завершаемых композицией «…И сохрани от всякого зла», которая отчасти смыкалась с идеями православной церкви. Небольшой зал был наполнен примерно на две трети. Как стало понятно по разговорам в антракте, большая часть публики – знакомые представленных авторов.

Первое отделение оставило более яркое впечатление. Камерные оперы прозвучали в исполнении петербургских певцов – Д. Петровой (сопрано) и А. Славного (баритон) в сопровождении инструментального ансамбля (фортепиано, скрипка и виолончель).

М. Белодубровский, автор оперы «Николай», сделал либретто по произведениям В. Хлебникова, Д. Хармса, А. Введенского и В. Пелевина, которое почти не предполагает действия. Фактически вся опера построена как цепь монологов и диалогов. Содержание складывается из нескольких пластов. Первый – философское размышление о роке, судьбе и России – обрамляет оперу; его озвучивают «мужчина и женщина в черном» и «человек со стороны». Второй – чудаковатый монолог Николая II о собственном величии; текст этого монолога содержит почти апокалипсические аллюзии, которые реализованы далее. Третий – описание революционных событий; текст поручен Александре Федоровне. Наконец, четвертый пласт – разговор царствующей четы на бытовые темы.

Исполнение было «полуконцертным»: певцы облачались в разные одежды, но вместе с ними на сцене находились и инструменталисты; декорации отсутствовали. Думается, что такое воплощение не мешало авторскому замыслу: из реплик героев было ясно, что они ничего не делают. Очевидно, что в качестве жанрового прообраза композитор избрал оперу-драму, но свершается она за пределами сцены.

Вторая опера – «Куприянов и Наташа» С. Осколкова – была озаглавлена как «опера-стриптиз». Автор написал либретто по произведению А.Введенского, текст которого оставляет желать лучшего. Сюжетная основа – раздевание героев, сопровождаемое скабрезными монологами и диалогами (отдельные текстовые «перлы» вызывали подчас просто недоумение). Персонажи, сняв с себя все, парадоксальным образом расстаются: происходит ссора, и герой отказывается от героини.

Музыка оперы представляет собой цепь разножанровых фрагментов: здесь и вальс, и медленная полька в духе Шостаковича, и галоп, и просто некий танец. Кроме того, возникают аллюзии с итальянским бельканто, а порой и с рахманиновским фортепианным стилем. Судя по всему, автор имел в виду нечто юмористическое. Однако музыкальной комедии не получилось. И хотя в тот вечер «стриптиза» не было, все же любопытно: действительно ли композитор собирался рассмешить зрителя «игрой в раздевание», или текстовые ремарки были призваны лишь разбудить эротическое воображение зрителя?

Второе отделение, на которое осталось меньше половины зала, прошло в развлекательном духе. Сначала прозвучали «Три воронежские песни» А. Холминова для духового квинтета. В трактовке народной песни автор недалеко ушел от Могучей кучки, хотя музыкальный язык его сочинений насыщен диссонансами в духе Свиридова и Стравинского.

Сюита И. Астаховой «Духов день» прозвучала в исполнении женской половины ансамбля Покровского, причем их пение оставило странное впечатление: то народным звуком, то простым – как на уроке сольфеджио. Мужская часть ансамбля представила на суд публики «Три песенки» А. Шелудякова. Музыка первой и третьей из них, написанная в духе русских революционных песен, вызывала прямые ассоциации с «Черным вороном». Вторая песенка в исполнении баритона соло очень напоминала лирические темы из старых голливудских фильмов. Завершила концерт композиция Ж. Кузнецовой «…И сохрани от всякого зла». Прочитав комментарий, я испугалась, что попаду на сеанс Кашпировского: автор толковала о чудесной силе молитвы, креста, а также заговора и колокольного звона. Но все обошлось. Музыку в том же стилевом диапазоне (Свиридов – Стравинский), порой с аллюзиями на церковное пение, исполнил ансамбль «Бабье лето», дирижировала сама композитор. Ансамбль был на высоте.

Надежда Лобачева,
студентка
IV курса

Оставить комментарий