Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Дневниковые заметки

№ 6 (113), сентябрь 2011

Словно в остросюжетном фильме разворачивались этим летом события конкурса Чайковского. Целых две недели мы напряженно следили за происходящим. Непредсказуемые решения жюри периодически шокировали искушенную публику, лишая надежды на победу ее кумиров. Особенно остро дебаты развернулись вокруг пианистов, где до III тура дошли неожиданные для слушателей претенденты.

Начало положено…

Необычайно интересным и насыщенным был уже первый день I тура: все шесть участников представляли Россию, что, безусловно, приятно. Тем более что слушатели, которые не были на открытии конкурса, смогли, наконец, насладиться атмосферой обновленного Большого зала – уже само пребывание в его стенах наполняло чувством радости и вдохновения. Каждый из исполнителей отличался особым творческим амплуа и с максимальной отдачей стремился передать слушателям свое слышание произведений великих мастеров.

Особую интригу еще до начала выступлений создавало участие под № 3 самой молодой пианистки – Екатерины Рыбиной. Ведь для 16-летнего музыканта уже сам факт участия в состязания такого уровня, возможность выступления на «священной» сцене Большого зала в присутствии пианистов мирового уровня – невероятно сильный стимул для дальнейшего творческого совершенствования.

Глубиной и наполненностью отличились выступления Евгения Брахмана и Марии Третьяковой. И дело не только в том, что оба музыканта за свою недолгую музыкальную карьеру уже успели выступить со многими европейскими оркестрами в лучших концертных залах мира. Программа, которую они представили для первого тура, особенно заключительные произведения (Е. Брахман завершил свое выступление Сонатой № 2 си-бемоль минор С. Рахманинова, а М. Третьякова – Вариациями на тему Корелли того же автора), свидетельствуют о творческой зрелости исполнителей.

Необычайный восторг публики вызвало выступление Александра Синчука. Молодой пианист (ему 22 года), который в этом году закончил Московскую консерваторию и только начинает самостоятельную, по-настоящему взрослую творческую жизнь, поразил слушателей безукоризненным с точки зрения техники и внутренней осмысленности исполнением Сонаты ля минор D. 784 Ф. Шуберта, пьес Чайковского «Размышление» и «Вальс-скерцо». А интерпретация Седьмой сонаты Прокофьева вызвала бурные овации публики.

Музыкальным открытием первого вечера стало выступление Эдуарда Кунца. Он обладает особым творческим почерком, только ему присущим чувствованием музыки. Его необычайно тонкое слышание не противоречит общепринятым нормам музыкального искусства, а наоборот, как бы открывает новые грани мира музыки. Особенно поразило туше пианиста, его потрясающая работа со звуком. Все сыгранные произведения, начиная от сонат Д. Скарлатти, «Сентиментального вальса» и «Баркаролы» из «Времен года» Чайковского и заканчивая «Авророй» Бетховена, были отмечены индивидуальным творческим решением, стройностью и чистотой исполнения. Подтверждение тому – продолжительные овации публики и всеобщий восторг…

MozArt-бенефис…

Начавшийся 23 июня второй этап второго тура по праву можно назвать оригинально – MozArt-бенефисом. Ведь его обязательным условием стало исполнение концерта Моцарта для фортепиано с оркестром. Оставив позади тяжелые конкурсные баталии предшествующих дней, зал погрузился в атмосферу необычайного света, грации и изящества, создаваемую волшебной музыкой великого композитора.

В первый день «своего» Моцарта представили четверо музыкантов. Два мажорных концерта (№ 23 ля мажор и № 21 до мажор) в исполнении Александра Романовского и Александра Лубянцева стали своеобразным обрамлением двух минорных (№ 20 ре минор и № 21 до минор) в исполнении Сары Данешпур и Филиппа Копачевского. Более убедительным представился Моцарт в исполнении двоих. Игра Ф. Копачевского поразила прежде всего необычайной собранностью, строгостью и наполненностью звучания. Пианист, которому свойственна страстная, местами экспрессивная манера игры, в этот раз был сдержан и умерен. Моцарт А. Лубянцева, напротив, был наполнен радостным светом, сиянием детской улыбки (что, кстати, местами мешало – во второй части Концерта № 21, на мой взгляд, не хватило лирики).

Во второй день «музыкальное меню», к сожалению, почти не пополнилось новыми сочинениями: Сенг Чжин Чо, Даниил Трифонов и Йол Юм Сон представили те же концерты № 20, № 23 и № 21. И только лишь Алексей Чернов отличился, исполнив Концерт Моцарта № 27 си-бемоль мажор.

Ответ на вопрос «чей же Моцарт лучше?» был дан уже вечером 24 июня, когда жюри огласило результаты: приз за лучшее исполнение концерта с камерным оркестром получили Д. Трифонов (Россия) и Йол Юм Сон (Корея).

В бой с оркестром…

И вот – финал. Казалась бы, сложности позади, осталось хорошо сыграть и дождаться своей награды. Но конкурсантам-пианистам предстояло еще сразиться (!) с Национальным филармоническим оркестром России под управлением Александра Дмитриева.

Больше всего «досталось» исполнителям первого дня. Представитель Украины А. Романовский, открывший состязание, явно растерялся на сцене после фальшивого унисона валторн, начавшего Первый концерт Чайковского. И это были только цветочки. Гроздья фальши щедро сыпали виолончели, а деревянно-духовые прямо на сцене устраивали произвольные импровизации. Картину дополняла полная обособленность оркестра от солиста, всем своим телом пытавшегося помочь дирижеру.

Более удачно «шли бои» у менее впечатлительных конкурсантов из Кореи – 17-летнего юноши Сенг Чжин Чо и очаровательной Йол Юм Сон. Их решительная игра немного дисциплинировала необузданную свободу оркестра, но музыки слышно не было.

Хуже всего у оркестра получался именно Концерт Чайковского! Ни стиля, ни формы, ни чистого текста. Публика терялась в догадках – то ли партии недоучены, то ли дирижер не в форме… Кто-то призывал: «Разбудите его! Незачем ребятам, трудившимся годами специально для этого конкурса, устраивать в финале такую казнь!». Профессионалам же было просто стыдно перед иностранными гостями и жюри: к событию мирового масштаба, транслирующемуся на все континенты, музыканты элементарно были не подготовлены. Складывалось впечатление, что они репетируют прямо на сцене, совершенно равнодушно относясь к тому, что решается судьба солиста.

Ближе к завершению тура оркестр звучал все более уверенно, давая пианистам ничтожную возможность раскрыться. Так, совершенно замечательно был исполнен Концерт № 1 Й. Брамса в интерпретации бывшего выпускника Московской консерватории Алексея Чернова – музыканта, с первого тура покорившего всех поэтической глубиной и профессиональной зрелостью игры. К сожалению, он получил лишь V премию, хотя для человека, узнавшего о своем участии в конкурсе в самый последний день перед его началом, это стоит считать настоящим подвигом.

А победитель – Даниил Трифонов – ловко обуздал своенравный оркестр в Концертах и Чайковского, и Шопена. Его темпераментная игра периодически «одерживала верх» и, словно свежий бриз жарким летом, ненадолго окунала зал в бездонный музыкальный океан. Возможно, именно эта черта характера позволила юному пианисту (ему всего 20 лет) завоевать не только первое место среди своих соперников, но и Гран-при всего конкурса. К тому же победителя ожидала дополнительная награда – исполнение Концерта Чайковского с оркестром Мариинского театра под управлением Валерия Гергиева. Здесь уже были и чистый текст, и форма, и стиль. Музыка виновника всего события наконец-то ожила…

Елена Ковалева и Сергей Никифоров,
студенты ИТФ

На фото: участники конкурса перед объявлением итогов I тура.
Из архива Пресс-центра

Оставить комментарий