Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Призрак оперы

№ 8 (115), ноябрь 2011

Уже 25 лет на сцене Her Majesty Theatre в Лондоне идет мюзикл Эндрю Ллойда Уэббера «Phantom of the opera». Всемирно известная, в том числе благодаря фильму 2004 года, фантастическая история о Парижском оперном театре до сих пор собирает почти полный зал зрителей. Так было и на недавнем спектакле, который мне довелось посетить.

Постановка (режиссер Харольд Принс, хореограф Джиллиан Линн) действительно отличается высоким качеством. Красивые костюмы и богатые декорации производят неожиданное впечатление. Эффектное и яркое зрелище захватывает внимание зрителя и не отпускает до конца представления.

Спектакль больше похож на кино, чем на театр. Использовано много спецэффектов. Например, когда новый директор театра начинает чтение письма Призрака, через пару фраз появляется видимый только зрителям сам Призрак и чтение продолжается уже его голосом, от его лица. Или сцена, где Кристин в своей гримерной просит Призрака показаться ей: он, появляясь как отражение в зеркале, забирает ее сквозь стекло. Хотя вспышки и взрывы, которых было достаточно, конечно, эффектнее вживую, а не на экране. А уж чисто театральная кульминация в конце первого акта – падение люстры, поднятой со сцены над партером и только в последний момент улетающей обратно, – наверное, останется незабываемой для сидевших под ней зрителей.

Особенность этой постановки в том, что перед нами мюзикл об опере. Поэтому в ней сочетаются очень разнообразные голосовые возможности: есть и разговоры, и пение, и крики, и смех, и шепот. Голоса не у всех красивы, но это и не обязательно. Надо показать разницу в пении главных героев (Кристин и Призрака) и остальных персонажей. Эта задача была решена очень хорошо: второстепенные персонажи, например «директоры», поют полуговором, а подруга Кристин Мег – естественным (не поставленным) голосом, но очень искренне. Особо комическое значение имеют партии примадонны Парижской оперы Карлотты и тенора Убальдо Пианджи, их утрированно-эмоциональное пение с преувеличенным вибрато. Интересный момент связан со сценой, где Кристин на репетиции поет робко и тихо «Think of me», а потом ее голос становится крепче, увереннее и она оказывается уже на своем дебюте.

Приятно было то, что артисты пели живьем, играл настоящий оркестр с дирижером. Сочетание классических инструментов с электронным звучанием сначала было непривычным, но на самом деле оно очень органично вписывалось в замысел: электронный звук использовался как тембр Призрака, тогда как акустические инструменты были связаны с реальными персонажами.

Конечно, публике нравится и сама музыка Э. Л. Уэббера – многие песни («Angel of music», «Masquerade» и др.) давно стали хитами. А для любителей мелодрам «Призрак оперы», вероятно, еще на долгое время останется одним из самых притягательных мюзиклов.

Марина Пак,
студентка IV курса ИТФ

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий