Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Христианин веры Евангельской

№ 8 (115), ноябрь 2011

Три года назад мне довелось встретиться с одним очень интересным человеком. Тогда он мне показался самым обычным, тихим и малозаметным студентом нашей консерватории, однако со временем стал все больше привлекать мое внимание. Неожиданно на лекциях по истории искусств этот тихий армянский мальчик вдруг проявил незаурядные знания об истории христианства, а в один из дней он вошел в аудиторию весь обвешанный сумками, поверх которых висел альт. Вскоре я узнал, что он учится на Композиторском факультете и носит необычное имя – Рачья.

Рачья Есаян действительно в повседневной студенческой жизни мало отличается от других. Разве что из-за своих тяжелых сумок, в которых почти каждый день можно найти какую-нибудь интересную партитуру, он выглядит сильно уставшим, будто пробежавшим марафон, а во время ходьбы переваливается с ноги на ногу. Но на самом деле это человек, обладающий широчайшим кругом талантов. Он не только композитор, но также альтист, дирижер, высокообразованный во многих областях человек, увлекающийся новыми информационными технологиями, историей и культурой своего народа, добрый, остроумный, приятный в беседе и истинный христианин.

Мне не сразу удалось познакомиться с его музыкой и воочию убедиться в его разносторонних талантах. Долгое время я знал, что он просто один из композиторов с нашего курса, сочиняющий какую-то музыку. Но вдруг я получил от него приглашение на концерт в галерее А. Шилова. Поначалу я даже не совсем понял, что это за приглашение: галерея Шилова, в ней концерт композиторов нашего курса, Рачик – дирижер и альтист, звучное название оркестра «Grosso», – все это вызвало во мне одновременно удивление, недоверие и восхищение.

Придя на концерт, я увидел, что все по-настоящему реально. В прекрасном зале, среди картин я впервые услышал произведения своих однокурсников и получил большое впечатление от квартета своего друга под названием «Воскресение Христово». С того момента я понял, что Рачья – настоящий талант и что его музыка, в отличие от многих современных авторов, полна глубокого содержания и искреннего чувства. В ней было все то, что я считал важнейшим в музыке, и то, что вызывало в моей душе резонанс.

Позже я узнал о нем много интересного, что еще больше укрепило меня в высокой оценке его дарования. Родился Рачья в Москве, в очень музыкальной армянской семье. Благодаря родителям получил хорошее образование, знание нескольких языков, в том числе армянского, прошел серьезную школу любимой им с детства скрипки и был воспитан глубоко верующим и почитающим христианские идеи человеком.

Трудности жизни и стремление к идеалу прекрасного с ранних лет пробудили в Рачье талант к творчеству. Поступив в колледж имени Гнесиных как альтист, он стал активно заниматься композиторской деятельностью, посещать уроки дирижирования, находя при этом время для дружеских встреч, на которых можно было в ансамбле поиграть любимую музыку эпохи барокко. За три года факультативных занятий композицией появилось более 20 произведений, среди которых симфоническая поэма, трио, хоры, соната, «Баллада» для шести альтов и «Кончерто гроссо» для камерного оркестра. Последнее из названных сочинений стало знаковым для всей дальнейшей жизни Рачьи. Благодаря ему он смог убедиться в значимости своих творческих устремлений и укрепиться в своих идеях. Именно «Кончерто гроссо» заставило его впервые попробовать себя в новом качестве дирижера. И именно это сочинение сплотило друзей и помогло организовать настоящий камерный оркестр под родственным названием – «Grosso».

Вера в Бога, к которой Рачья, «христианин веры Евангельской», сознательно обратился в 14 лет, и вера в собственные силы («Бог мне помогает в том, что я делаю по воле Его») помогли молодому композитору достичь во всем больших успехов. Ныне он учится на третьем курсе Композиторского факультета, часто выступает в концертах со своим оркестром, активно сочиняет музыку. Он верен своим идеям «взаимоотношений человека с Богом», «зарождения прекрасного», «поиска Истины», а также идеалам, заложенным в музыке барокко, особенно Баха, армянской музыке и музыке Шостаковича, Стравинского, Хиндемита… И его личность может стать примером («я примером быть не хочу, и человек им быть не может!») для многих, кто ищет свой истинный путь в этом мире.

Ярослав Станишевский,
студент IV курса ИТФ

Оставить комментарий