Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Насыщенный мыслью звук

№ 1 (90), январь 2009

19 декабря в концертном зале института им. Шнитке состоялось празднование юбилея московского «Шнитке-центра», которому исполнилось десять лет. Поздравить сотрудников и почитателей творчества Альфреда Гарриевича приехали ближайшие родственники композитора: вдова Ирина Федоровна Шнитке и родная сестра Галина Гарриевна Шнитке. Свою лепту также внесли профессора и студенты Московской консерватории, среди которых были А.З.Бондурянский, И.Г.Соколов, Е.И.Чигарева.
Конечно, в этот день не могла не звучать музыка Альфреда Шнитке. Помимо достаточно известных сочинений (Фортепианного квинтета и двух частей Концерта для альта с оркестром) были исполнены «Пять афоризмов» для фортепиано.
Несмотря на то что «Афоризмы» были написаны еще в 1990 году, у нас в стране они до сих пор практически не исполнялись. По разным причинам. Во-первых, их ноты до сих пор не изданы в России (они существуют только в достаточно плохой ксерокопии немецкого издания, настолько плохой, что отдельные нотные знаки просто не пропечатались). Во-вторых, есть объективные трудности исполнения фортепианного Шнитке. Известно, что сам композитор не очень любил этот инструмент, его больше привлекали оркестр или камерные составы. В рамках фортепианной музыки он использует приемы, характерные скорее для оркестрового письма, отчего перед исполнителем нередко возникают серьезные технические трудности. Да и само название «Афоризмы» провоцирует на размышление: что кроется в этих небольших, но очень насыщенных пьесах?
И.Г.Соколов исполнил только четыре из пяти пьес. При этом он очень интересно выстроил свое выступление. В продолжение традиции первого исполнения цикла (1990 год, Нью-Йорк), когда между частями читались стихи И.Бродского, Иван Глебович предварял каждую пьесу афоризмами самого Шнитке – высказываниями, которые И.Г.Соколов помнит по встречам с композитором. Таким образом, дух «афористичности» полностью пронизал исполнение.
На мой взгляд, «Афоризмы» – произведение необычное для творчества самого Шнитке, с одной стороны, и симптоматичное для своего времени, с другой. Композитору не было свойственно обращение к малым формам, но предельная насыщенность музыкальной материи и концентрированность мысли внутри каждой из миниатюр приближает их к монументальным концепциям композитора.
Большинство пьес идут в медленном темпе (исключение – вторая, которая и не была сыграна). Медленный темп позволяет вслушаться в звучащее время. Музыка «Афоризмов» рисует образ постоянного поиска человеком истины и красоты в полумраке его сознания, искаженного жизненными трудностями, неверием, одиночеством. Вся звуковая палитра словно насыщена мыслью, возникает ощущение значимости каждого элемента музыкальной ткани: будь то близкая к псалмодированию речитация на одном звуке или похожий на солирующую виолончель выразительный одноголосный монолог, аккордовый хоральный комплекс или нагромождения кластеров… Диатонические стройные трезвучия звучат на фоне остро диссонантной ткани как озарение, как луч света, но это – лишь недолгие вспышки, которые поглощает мрак (доминирует нижний регистр фортепиано, богатый своими обертонами, где человеческое ухо с трудом выделяет отдельные высоты, воспринимая звучание как единый, целостный комплекс).
И.Г.Соколов, исполняя «Афоризмы», проживал каждый звук, каждый миг. Он давал слушателю возможность ощутить насыщенность музыкального времени, которое словно расширялось в пространстве, услышать все: и объемный звук, и тишину…

Светлана Снигирева,
студентка IV курса ИТФ

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий