Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

«Я знаю цену этой жизни!..»

№ 1 (90), январь 2009

Поскольку программа консерваторского образования в основном построена по историко-хронологическому принципу, то на старших курсах большинство дисциплин представляет музыкальную культуру XX века. Современная музыка изучается со всех сторон: с позиции истории, музыкального языка, гармонии, формы и т.п.

БуцкоВ этом, казалось бы, разнообразном подходе можно обнаружить некую закономерность – бесконечный ненасытный интерес к композиторским изобретениям и выдумкам. Мы по нотке разбираем додекафонию Веберна, разглядываем субстанциальные и эссенциальные стороны «Kreuzspiel» Штокхаузена, удивляемся векторным и формульным композициям на примере «Метастасиса» Ксенакиса и другим подобным явлениям. Нас скорее интересует заложенная в этих сочинениях внемузыкальная идея – идея чисел, пропорций, архитектурных сооружений, чем собственно музыка. И если эта идея нас восхищает, то лишь затем мы переносим свое внимание на музыкальный смысл. Для нас важен композитор-изобретатель, композитор-ученый, математик, архитектор, инженер – их открытия анализируются, изучаются. И далеко не в первую очередь нас волнует композитор-музыкант. Между тем, есть авторы менее известные, но не менее ценные!
Композитора Юрия Буцко по праву причисляют к движению «русского христианского возрождения». Его творчество пронизано идеей «Святой Руси», символами святости, покаяния, христианской любви. Как и у других религиозных композиторов, его сочинения отличает масштабность замыслов – и в оперном, и в хоровом, и в симфоническом жанрах.
Камерная симфония № 3 «Духовный стих» Ю.Буцко связана с целой религиозной ветвью России – старообрядчеством. Все, что заключено в этом слове, очень близко композитору, его жизни, его знанию, его сердцу. Чувства и переживания о самом сокровенном выражены в симфонии с такой силой и искренностью, что это не оставляет равнодушным любого слушателя, вне зависимости от его национальности и конфессии.
Композитор сам отметил три события, повлиявшие на создание данного сочинения. Первое – это поездка в рамках студенческой экспедиции за Урал, где он слышал рассказ о найденной в глуши лесов семье старообрядцев. Второе – отрицательное впечатление о публикациях в «Комсомольской правде» о вымирающих старообрядческих «согласиях» – статей, легко и поверхностно описывающих трагические события. И последнее – вступление Буцко в суровую жизнь старообрядчества. Симфония «Духовный стих» – это документ кровавых событий, тайна гибели целого рода старообрядцев в 70-е годы. «Я знаю цену этой жизни! – восклицает автор. – Об этом надо сказать!»
Духовный стих – жанр-символ старообрядческой культуры. Именно в старообрядческом быту он достиг своего нового расцвета. Под этим символом проходит вся симфония. Реальный духовный стих, записанный композитором в Заонежье, помещен в финал, но образно и тематически он связан со всеми четырьмя частями цикла. В финале к звучанию симфонического оркестра композитор добавляет хор без слов. Но не в традиции импрессионистов – как краску. Подобно «староверам-молчальникам» музыка духовного стиха скрывает в себе все, не прибегая к конкретике текста. Молчащее слово и говорящая музыка – какое сильное они оказывают воздействие!
Кульминация цикла – III часть, где, по словам композитора, он сосредоточил все свои знания, насыщена хроматизмами и решена в сложной полифонической форме. А финальная часть построена по модели «Прощальной симфонии» Гайдна. Именно здесь воплощается трагическая история гибели целого рода старообрядцев: они уходят, «врастают в землю» один за другим.
И все же трагическое полотно не оставляет слушателя в состоянии безысходности. Страдание и покаяние всегда приводят к очищению, а живой, духовный стих вселяет веру в жизнь, свет и любовь.

Елена Лагутина,
студентка IV курса ИТФ

Оставить комментарий