Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Манящий Восток

№ 7 (96), октябрь 2009

Как часто наше внимание привлекают события, дающие возможность окунуться в мир незнакомого искусства, приобщиться к далеким культурам! Так, многие сегодня интересуются Востоком…

14 мая в Большом зале консерватории в рамках Седьмого международного музыкального фестиваля «Вселенная звука» состоялся концерт иранской классической музыки.

Хотя гость фестиваля из Ирана в самом начале и объявил через переводчика, что это первый концерт персидской классической музыки в Москве и в России, но на самом деле были и другие, которые, видимо, не вошли в поле его зрения. И действительно, сравнить этот концерт с прошедшими ранее почти невозможно!

Программа была выстроена самым разумным образом: она состояла из дастгахов (персидское название главного жанра иранской классической музыки – макама). Традиционной иранской музыке непросто подобрать аналоги в европейской традиции. Зачастую мы представляем ее себе как нечто равномерно развивающееся, медитативное. Но совсем не такой предстала она на концерте!

Исполнители сразу продемонстрировали свое высокое мастерство. Особо яркое впечатление произвела техника исполнителей на томбаке (восточном барабане) – им был отведен отдельный номер программы. Что они играли, к сожалению, сказать сложно. Возможно, это звучала импровизация, построенная по жестким правилам, но магнетизм музыки был в том, что, хотя она длилась около получаса, по ощущениям прошло не более пяти минут. «Заводилой» в перкуссионном дуэте был седовласый, чем-то похожий на Солженицына музыкант, с первых секунд поразивший публику многочисленными, отточенными до совершенства техническими приемами. Впрочем, его партнер по ансамблю не понизил планки. После этого номера с залом можно было делать абсолютно все что угодно!

Конечно, кроме томбака, звучали и иные национальные инструменты: тар, команче, сантур и другие. Исполнение на них было столь же захватывающим и технически совершенным.

Единственным, хотя и не столь значительным минусом было то, что живое звучание инструментов не усиливалось микрофонами. Это совсем не помешало бы! Голос незримого конферансье невнятно объявлял из небытия на пределе слышимости, почти ни одного персидского названия или имени разобрать было невозможно. А жаль… Ведь исполняемые сочинения написаны на стихи классических средневековых и современных персидских поэтов – было бы интересно узнать их имена!

В целом персидский трибьют можно считать вполне удавшимся. Остается лишь гадать: когда еще Большой зал увидит столько хеджабов?

Антонина Ольшевская,
студентка IV курса ИТФ

 

На фото: вокалист ансамбля «Солх» Хосейн Нуршарг

Оставить комментарий