Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Вечер с интригой

№ 3 (137), март 2014

В библиотеке Данте Алигьери еще на пороге нового года прошел тематический концерт «Зимние праздники». В том вечере участие принял пианист Михаил Турпанов. Исполнитель порадовал слушателей музыкой Баха, Шуберта, а на финал концерта подготовил музыкальный сюрприз – сочинение ныне здравствующего латвийского композитора Георга Пелециса. Это был сольный концерт, но исполнение каждого нового сочинения пианист предварял кратким или развернутым комментарием. И эти пояснения были интересны не только дилетантам, но и профессиональным музыкантам.

Необычайно интригующим оказался выбор музыки. Так, например, из всего многообразия клавирных сочинений И. С. Баха пианист не исполнил ни одного популярного, а сыграл переложение из кантаты, далеко не самой известной даже искушенным слушателям. Прозвучала «Охотничья кантата» и это была первая интрига вечера.

С Шубертом «режиссер» концерта также поступил нетривиально. Как же слушатели надеялись услышать что-нибудь знакомое при упоминании фамилии немецкого романтика – музыкальный момент, экспромт… Однако пианист исполнил «сюиту» – марш, адажио, менуэт, представляющую собой своего рода компиляцию частей из разных сонат, но собранных воедино благодаря находкам музыковедов. Еще на концерте прозвучали два шутливых скерцо, лирическое Алегретто до минор и Три менуэта с двумя трио. Исполнение музыки Шуберта было не иначе как завораживающим. Скерцо были сыграны с таким задором, что слушателям едва ли не пришлось пуститься в пляс! А лирические эпизоды поразили тонкостью оттенков. Пианиссимо звучало так наполнено, что порой казалось потусторонним. Настоящий Шуберт!

Прозвучавшее в заключение сочинение также оказалось настоящим подарком. О пьесе Пелециса под названием «Новогодняя музыка» Михаил рассказал с таким энтузиазмом, что заставил публику симпатизировать ему еще до того, как «заговорил» рояль. И когда музыка, наконец, зазвучала, трудно было сдержать улыбку от восхищения. Исполнитель перевоплотился в другого персонажа: на смену рефлексирующему романтику пришел… Дед Мороз! Жизнерадостный, с чувством юмора и иронии. Настолько ярко, красиво, а порой забавно прозвучало это сочинение, что сразу создало в сердцах слушателей праздничное настроение и предвкушение торжеств.

Елена Попова,
студентка
IV курса ИТФ

Оставить комментарий