Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

«Ацис и Галатея» вместо «Израиля в Египте»

№ 4 (138), апрель 2014

Клод Лоррен. Ацис и Галатея (1657)

Опус под названием «Ацис и Галатея» вошел в историю музыки как первое сочинение Генделя, созданное им на английское либретто: именно эта версия и прозвучала в Доме музыки. Поскольку – пусть и достаточно загодя – стало известно, что именно это произведение будет исполнено вместо «Израиля в Египте», зрители не смогли насладиться мастерством режиссера: исполнение было концертным.

Состав сразу вызывал хорошее предчувствие: в исполнении принял участие московский оркестр «Pratum Integrum» под руководством Павла Сербина и вокальный ансамбль «Интрада» (руководитель – Екатерина Антоненко). Среди певцов солистов блистала Лилия Гайсина (Галатея), Тигран Матинян (Ацис), Юрий Ростоцкий (Дамон) и Кирилл Краюшкин-Ганаба (Полифем). Однако главной звездой этого концерта был, безусловно, немецкий дирижер Петер Нойман – руководитель Кёльнского камерного хора и оркестра «Collegium Cartusianum».

Обладатель многочисленных премий «Gramophone» и «Diapason d’Or», Нойман в последние годы завоевал международную репутацию главным образом как генделевский дирижер, чему способствовали его записи ораторий «Саул», «Валтасар», «Иисус Навин» и других. На его счету – выступления на ведущих сценах мира и участие в крупнейших международных фестивалях. В качестве приглашенного дирижера он выступает с такими коллективами, как Нидерландский камерный хор, Королевский оркестр Концертгебау (Амстердам), «ChorWerkRuhr» (Кёльн), «Schola Cantorum» (Токио), симфонический оркестр Иерусалима, хор и оркестр театра Болоньи, «Concerto Köln», «Musica Antiqua Köln».

В Доме музыки и оркестр, и хор показали себя на высоком профессиональном уровне, а вот певцы не были столь идеальны. Однако если голос Т. Матиняна поначалу и воспринимался слегка резковатым, то техническое совершенство исполнения и проникновенная лирика полностью компенсировала эту особенность. Что же касается Л. Гайсиной, ее интерпретация партии Галатеи в этом проекте стала главным откровением. Ее прекрасный, удивительно певучий голос звучал очень естественно даже в самых сложных местах партии. Нимфа, вначале предстающая наивной и совершенно беззаботной, в финале, на наших глазах вдруг взрослеет, становится жизненно мудрой и экстатически просветленной в своей великой скорби. Ю. Ростоцкий нашел себя, кажется, только со второй части пасторали, и неудивительно – при вынужденном сценическом соперничестве со столь совершенным партнером в титульной роли невольно чувствуешь себя не вполне уверенно. К. Краюшкин-Ганаба брал публику скорее своим артистическим мастерством, нежели голосом – в его исполнении Полифем получился более комическим, чем грозным, тогда как в оригинале есть тонкий баланс одного и другого.

Наконец, стоит отметить, что сам звук Светлановского зала наконец почти не вызывал нареканий – все, что должно было звучать, было хорошо слышно. И если в начале концерта кто-то еще сомневался, что «Ацис и Галатея» окажутся не хуже «Израиля в Египте», то после постановки всем было ясно – лучше.

Михаил Иглицкий,
студент IV курса ИТФ

 

Оставить комментарий