Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Идеальный спектакль

№ 2 (145), февраль 2015

Сцена из спектакля. Фото Олега Черноуса

Подчас многие режиссеры стараются представить какое-то необычное, авторское видение спектакля с целью обнаружить в нем и раскрыть перед широкой аудиторией что-то принципиально новое. Иной случай – «Богема» Дж. Пуччини в театре им. Станиславского и Немировича-Данченко, не сходящая со сцены уже почти двадцать лет. Здесь – гениальное попадание в сердцевину, следование замыслу композитора и, как следствие, – нарисованный в слегка импрессионистических красках точный портрет парижской богемы начала прошлого века. А, как известно из концертной практики, сделанные с исторической достоверностью спектакли всегда привлекали и будут привлекать публику. В этом отношении не стыдно повториться, согласившись со многими критиками, и назвать постановку «классической».

Спектакль Александра Тителя, премьера которого состоялась еще в 1996 году, выдержавший огромное количество показов как на своей сцене, так и на гастролях, фактически можно назвать «идеальным». Невероятно отточена каждая деталь: дивные декорации, воссоздающие атмосферу Парижа начала ХХ века с его мансардами, кабачками (художник-постановщик – Юрий Устинов), пестрой палитрой молодежи и особым ощущением любви, витающей повсюду и пронизающей всё происходящее. Абсолютно четко выверены и слажены движения всех участников постановки.

Мими — Наталья Петрожицкая. Фото Олега Черноуса

Довольно сложно сказать что-либо новое о спектакле, который с момента появления на сцене театра называют образцовым. Единственный вопрос, возникающий в связи с тителевской версией «Богемы»: в чем секрет ее столь триумфального долголетия?

Ответ можно получить, суммируя каждую представленную нашему вниманию деталь. Разумеется, главный секрет – в профессионализме исполнителей. В очередном спектакле, данном театром 21 декабря, особо хотелось бы выделить Рудольфа – Нажмиддина Мавлянова, Мими – Наталью Петрожицкую, Мюзетту – Марию Пахарь. Их особый актерский талант, глубокое, подлинное переживание эмоций магнетически воздействовали на слушателей. Повторяя в последнем действии ариозо «Меня зовут Мими» волшебный, проникающий в каждый уголок зала голос Натальи вызывал мурашки, бегущие по всему телу. В момент, когда Рудольф последним из всех осознавал смерть возлюбленной, из глаз непроизвольно начинали течь слезы. Оркестр под управлением Феликса Коробова был безупречен, представляя единый организм с певцами.

Еще одна составляющая успеха, лежащая на поверхности – восхитительная музыка Пуччини, задевающая глубинные струны души, заставляющая сопереживать героям. Ее невероятная прелесть также объясняет, почему на этот спектакль всегда были и будут раскуплены билеты (как было и в этот раз).

Предугадать дальнейшую судьбу этой «Богемы» очень просто: став живой классикой, она и дальше будет радовать любителей оперы, собирая полный зал и заставляя сердца замирать в такт с волшебной музыкой.

Александра Митрошкина,
студентка IV курса ИТФ

Оставить комментарий