Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Remember me

№ 2 (154), февраль 2016

Эней — Илья Кузьмин, Дидона — Виктория Яровая

Гроза. Дождь льет как из ведра. Пансион благородных девиц в Челси. Джентльмен хочет выпить чаю, но даже в чашку капает с потолка. Вдруг из Лондона приезжает певец Генри Боуман и привозит партитуру оперы «Дидона и Эней» Генри Перселла… Как на самом деле готовилась премьера постановки в 1689 году, неизвестно, но эту привлекательную задумку воплотил проект «DIDO» на сцене театра «Новая опера». Его инициатором стала режиссер-постановщик Наталья Анастасьева-Лайнер в содружестве с дирижером Дмитрием Волосниковым и художником Юрием Хариковым.

Музыкальный вечер (11 ноября) объединил два спектакля: оперу Перселла «Дидона и Эней» и Пролог к опере, написанный современным композитором-минималистом Майклом Найманом. Сочетание слов «современная музыка» и «барокко» звучит рискованно, но два музыкальных стиля рядом слушались гармонично. Их объединил идентичный состав исполнителей (струнный оркестр и клавесин), а также сходные черты в музыкальных стилях: нарочитая повторяемость в минималистической музыке Наймана и остинатный бас в ариях Перселла.

Пролог рассказал публике историю о том, как воспитанницы Пансиона вместе с приглашенным певцом Генри Боуманом готовились к постановке оперы. Интересно, что английский шедевр Перселла был сохранен режиссером в строгой неприкосновенности, а трактовку сюжета о Дидоне и Энее взял на себя Пролог. Он расставил акценты в опере и провел параллели между жизнью благородных девиц Челси и трагедией царицы Дидоны.

Сцена из спектакля

Лондонский певец Боуман (Илья Кузьмин) устраивает кастинг для воспитанниц и распределяет женские роли. Обладательнице самого красивого голоса он поручает, разумеется, партию Дидоны (Виктория Яровая). Как только это случается, подружки тут же ее отталкивают и клевещут воспитательницам на ее якобы непристойное поведение. В их нападках на девушку и завистливых гневных репликах уже слышатся голоса ведьм из оперы Перселла.

С одной стороны, Пролог объясняет человеческую трагедию Дидоны, она случилась из-за женской зависти (у Наймана – подружек и воспитательниц, у Перселла – ведьм). С другой стороны, возвышенная скорбь Дидоны носит характер всемирный, она страдает как высокий персонаж. Майкл Найман сравнивает ее с Орфеем: вакханки нещадно бросали в него камни, а ответом было лишь его пение. Так и здесь – героиня страдает, никому не причиняя вреда. Намек на судьбу Энея показан и в биографии певца Боумана. Как герой оставляет Дидону и Карфаген, так и певец по окончании контракта покинет Челси навсегда (а вместе с Пансионом и девушку).

Задумка создателей спектакля объединила не только старинную и современную музыку, но и разные жанры: Пролог и опера сопоставляются как комедия и трагедия, хотя и в первой, и во второй частях есть черты противоположного жанра. В Прологе веселую реакцию зала каждый раз вызывало появление неуклюжего дедушки Джозайаса Приста (Евгений Ставинский), директора Пансиона, с трудом передвигающего ноги. Смех вызвала также серьезность урока латыни, на котором присутствуют все воспитанницы под предводительством чопорных воспитательниц.

Какого цвета для вас Англия? Художник ответил по-лондонски, нарисовав картинку в цветовой гамме главного британского города с его знаменитыми красными автобусами и телефонными будками на фоне сумрачной архитектуры сероватых оттенков и затянутого тучами неба. К серо-черному и красному художник добавил белый цвет, заигравший в «Дидоне и Энее» ослепительной белизной греческих туник.

Спектакль «DIDO» увлек не только благодаря стильному внешнему виду и новым идеям в сюжете, но и музыкальному воплощению: обе части были мастерски исполнены как певцами, так и оркестрантами. Этот успех в свое время высоко оценили эксперты: в 2014 году дирижера Дмитрия Волосникова, солистов, хор и оркестр Новой оперы наградили «Золотой маской». В спектакле музыка звучит как со сцены, из оркестровой ямы, так и из неожиданных мест: приятное удивление вызвало пение хора в «Дидоне и Энее», доносящееся то из-за кулис (когда ведьмы колдуют в пещере), то откуда-то сверху (певцы расположились над балконом). А оркестранты однажды появились на сцене, подхватив квартетом развлекательную тему оркестра.

По замыслу постановщиков музыкальный вечер вел слушателей от бытовой истории, произошедшей в Челси, к вечному сюжету жизни. На пути от Наймана к Перселлу постепенно отпадали лишние детали, и в конце осталось главное – сильные чувства, которые владеют людьми во все времена. Дидона в знаменитой арии «When I am Laid in Earth» выразила их так, что замерший зал слушал ее мольбу «Remember me», затаив дыхание…

Анна Пастушкова,
IV курс ИТФ
Фото Д. Кочеткова

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий