Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Сложное и простое…

№ 1 (90), январь 2009

27 декабря очередной Фестиваль искусств «Русская зима» сделал прекрасный подарок любителям современной музыки: Государственный академический симфонический оркестр под управлением народного артиста Марка Горенштейна исполнил произведения Юрия Фалика и Гии Канчели. Солировал Юрий Башмет.
«Vivat» — увертюра для оркестра Ю.Фалика, написанная в 1990 году, с первых же звуков продемонстрировала всю мощь большого оркестра, его виртуозные возможности. Это произведение Ю.Фалик посвятил известному Чикагскому оркестру, что, возможно, и определило его композиторские задачи.
Литургия «Оплаканный ветром» Гии Канчели для большого оркестра и солирующего альта посвящена памяти музыковеда и большого друга композитора — Гиви Орджоникидзе. Г.Канчели написал ее в 1988 году, и первым исполнителем стал Юрий Башмет, который сразу определил это произведение как «серьезную веху в альтовом репертуаре».
Выбор солирующего инструмента сделан композитором не случайно, и это слышится с первых звуков. Вступительный аккорд фортепиано в низком регистре обрушивается как звон большого колокола, призвуки которого долго стихают в пространстве. Вводимое после этого соло альта отдаленно напоминает древнейшее песнопение Dies irаe. Приглушенный звук альта словно говорит человеческим голосом: сначала тихо и молитвенно шепчет, затем постепенно приобретает твердость и еще более явственную скорбь. К концу первой части четырехчастного сочинения звучность высветляется: регистр повышается, появляются единичные мажорные гармонии. Лишь иногда глухие звуки литавр заполняют всю звучность оркестра и вводят в состояние скорбной отстраненности.
Во второй части больше всего поражает национальная окраска музыки. Состояние скорби, усиленное по сравнению с первой частью, отражено в отдельных репликах-реминисценциях народных мотивов. Они перемежаются с нервным ритмическим остинато внезапно вторгшегося и также внезапно исчезнувшего тутти, а заключительный аккорд снова возвращает в состояние оцепенения и все той же скорби.
Третья часть больше остальных созвучна названию литургии «Оплаканный ветром». Оно взято из стихотворения грузинского поэта Галактиона Табидзе. Состояние тихого плача отражено в кратких репликах солирующих инструментов оркестра. Простая мелодия клавесина, почти невесомая звучность флейты на протяжении всей части противопоставлены альту. Они как бы постоянно повторяют мучительный вопрос, изменяя лишь «слова», на который альт «отвечает» им, постепенно переходя в нервную звучность флажолетов, на фоне наслаивающихся секунд у скрипок.
«Ударная» звучность четвертой части, тремоло литавр обрушиваются с неимоверной, небывалой до этого момента силой. Вновь возникает ощущение тяжкой скорби, но только в ее почти реальном олицетворении. Последняя часть самая продолжительная и самая экспрессивная. Тяжелая звучность тутти сменяется прозрачным пением скрипок.
Это сочинение является «одновременно сложным и простым, но нигде не становящимся вторичным, уже сказанным» (А.Шнитке).

Анна Маклыгина,
студентка IV курса ИТФ

Оставить комментарий