Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Взгляд студента

№ 6 (86), сентябрь 2008

В последний год над консерваторией нависла «угроза» – Болонская декларация, или, как ее часто называют, Болонский процесс. Разговоры вокруг этого становятся жарче с каждым днем. А финальный итог всего хода событий – просто непредсказуем. В консерваторских кругах этa проблема распространяется только на музыковедов, в связи с чем найти поддержку в среде исполнителей довольно трудно. Отстаивать свои позиции музыковедам приходится в полном одиночестве. Но выстоит ли отечественная система научного музыкального образования против натисков идущих свыше?
Болонское движение зародилось в 1993 году, когда министры образования 29 европейских государств подписали договор, который в дальнейшем стал именоваться «Болонской декларацией». Главная цель подписания договора – это «гармонизация» и сотрудничество европейских систем образования.
Спустя 10 лет, в сентябре 2003 года, на Берлинской конференции министров образования стран-участниц Болонского процесса Российская Федерация в лице министра образования РФ В.М.Филиппова поставила свою подпись под Болонской декларацией, тем самым обязавшись до 2010 года воплотить в жизнь основные принципы Болонского процесса. И вот уже на протяжении пяти лет наша страна делает все, чтобы к указанному сроку российская система образования стала идентичной европейской. Для чего требуется провести ряд преобразований.
Поставить подпись на документе и спустить директивы в вузы не составило труда, но задуматься о последствиях проводимых реформ никому не приходит в голову. Как же скажутся осуществляемые новации на учебном процессе? Что принесет Болонская декларация, прежде всего нам – студентам консерваторий?
Выработанный десятилетиями курс освоения музыковедческой специальности основан на комплексном подходе. Помимо основных профилирующих дисциплин (как история музыки, гармония, полифония и др.) студентам удается освоить ряд других, раскрывающих различные стороны нашей профессии. Благодаря чему мы имеем возможность получить образование как специалисты широкого профиля, а не как узконаправленные. Новая система же предполагает исключить ряд изучаемых предметов и заменить их на абсолютно чуждые, такие как маркетинг, менеджмент, связи с общественностью и другие.
Помимо этого, основные профилирующие предметы будут подвергаться тотальному сокращению часов. И станет ли возможным изучить гармонию, полифонию и анализ форм, базовые теоретические дисциплины, за каких-то 70 часов? Найдутся ли желающие написать дипломную работу за 10 часов вместо положенных двух лет?
Но это только лишь отдельные цифры. Вводимые новации разделят привычную пятилетнюю систему образования на две ступени – бакалавриат и магистратуру, которые, по словам ректора МГУ В.Садовничего, «погубят аспирантуру и докторантуру – национальное достояние России». А ведь именно там формируется научная база страны.
Пожалуй, относительным плюсом является всеобщее европейское признание российских дипломов о высшем образовании. Но невольно возникает вопрос: нужна ли нашей стране лишняя «утечка мозгов»?
Дать адекватные ответы на многие неразрешенные вопросы весьма трудно. Вот и приходится выбирать: стать в один ряд со всей «цивилизованной Европой» или сохранить свою идентичность?

Александр Баранов,
студент IV курса ИТФ

Оставить комментарий