Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Великолепная пятерка

Авторы :

№ 5 (166), май 2017

11 апреля в Московском Международном Доме Музыки состоялся концерт «Трибуна молодых». В нем приняли участие выпускник Московской консерватории, победитель XV Международного конкурса имени П. И. Чайковского Дмитрий Маслеев (фортепиано) и квартет студентов МГК (класс проф. В. В. Бальшина) в составе: Михаил Фейман (первая скрипка), Сергей Мазур (вторая скрипка), Анастасия Федоренко (альт) и Федор Тишкевич (виолончель).

Концерт открывала Вторая соната С. Прокофьева в потрясающе драматичном исполнении Маслеева. В своей интерпретации он передал с предельной артикуляцией упругую, рельефную, «урбанистическую» ритмику этого произведения. Музыкант представил сонату в духе своего времени – последних мирных лет перед Первой мировой войной, когда предчувствия надвигающейся беды уже витали в воздухе. Сочинение казалось дыханием катастрофы, которая от части к части становилась все неотвратимее. Интересно, что главную партию Маслеев сыграл как раз без сильного напряжения, даже порывисто-задорно, но с каждой новой темой соната раскрывала свою печальную сущность. Трагическая развязка наступила в финале: объединение главной и побочной тем приобрело зловещий смысл – они рисовали образ, в котором уже не было ни красоты, ни лиризма.

Продолжением первого отделения стал Фортепианный квинтет f-moll М. Вайнберга. Написанный в 1944 году, этот пятичастный цикл созвучен многим произведениям военных лет. Главная партия у фортепиано отразила философское раздумье, взгляд со стороны на пережитые трагические события, хотя музыканты играли ее весьма экспрессивно, с огромным напряжением. Вторая часть Allegretto напоминала «вневременной» танец, вызывая ассоциации с бетховенскими скерцо, в третьей части моментом небывалого духовного подъема стал «врывающийся» ликующий вальс. Исполнители показали Вайнберга очень рельефно, каждый эпизод имел свой неповторимый характер. Нередко темы Квинтета создавали «кинематографически» яркие образы: к примеру, «удаляющаяся» главная партия в конце первой части автору этих строк напомнила поезд, который уносится куда-то вдаль…

Второе отделение началось с романтической Элегии для фортепиано, скрипки и виолончели проф. М. С. Петухова, которую тот написал в 16 лет. Ее играли Д. Маслеев, его ученик, а также М. Фейман и Ф. Тишкевич. Грустная и немного сентиментальная пьеса вызвала параллели со знаменитой Элегией Рахманинова.

Завершал концерт Квинтет Шостаковича, ставший для всех настоящим праздником. Незабываемое по красоте звучания сочинение, во многом близкое Квинтету Вайнберга, пронеслось на одном дыхании. В исполнении Маслеева чувствовалось рихтеровское начало – особенно в патетической теме Прелюдии. Звонко и весело музыканты представили Скерцо с его шумными, полнозвучными аккордами, невероятно обаятельной показалась третья часть, а коду финала пианист обыграл с большим юмором.

Степан Игнатьев,
II
курс ФФ

Дорогому учителю

Авторы :

№ 6 (158), сентябрь 2016

К 100-летию со дня рождения заслуженного учителя РСФСР Евгения Михайловича Тимакина 31 мая в Рахманиновском зале состоялся сольный концерт профессора МГК Александра Сергеевича Струкова. Это был заключительный вечер серии, посвященной юбилею великого педагога, учителя Михаила Плетнёва, Владимира Фельцмана, Александра Могилевского и других музыкантов с мировыми именами.

Открывали вечер Двенадцать лендлеров Шуберта. В этих миниатюрах, лаконичных по музыкальному языку, Александр Сергеевич наиболее полно продемонстрировал принципы школы Тимакина: тончайшую выделку, абсолютную выверенность каждой детали, особенно штрихов и динамики; ясность музыкальной мысли и дыхания. Мелодия первого лендлера (A-dur) звучала легко, изящно и по-романтичному вдохновенно. Более полетным и даже порывистым был второй лендлер в этой же тональности; Струков рельефно показал контраст между регистрами, наделяя каждый оригинальным ярким «тембром». Трогательно звучала вершина клавиатуры, ставшая настоящей «визитной карточкой» фортепианного Шуберта. В обеих си-минорных пьесах пианист передал всю глубину печали и меланхолии, которые так проникновенны у Шуберта (невольно вспоминались многие песни «Зимнего пути»). Подобную же гамму чувств вызвала и Соната a-moll (оp. 164) Шуберта: первая часть звучала то сентиментально-грустно, то мрачно-таинственно (заключительная партия). Разработка предстала фантастической зарисовкой с бурным, неистовым forte и затем потрясающим затишьем.

Блестяще выстроенным по форме и концепции стал 104-й сонет Петрарки Листа в исполнении музыканта. После скорбного «Мыслителя» он звучал мужественно, решительно, с рыцарским волевым началом. Это было веское, свободное слово. И настоящим откровением явился заключительный номер первого отделения – «Кампанелла» Паганини–Листа. Будучи одним из самых известных фортепианных этюдов, сочинение фактически выходит за пределы жанра: эта восхитительная романтическая миниатюра дает возможности для очень тонких тембровых и динамических градаций. «Кампанелла» Струкова была поначалу утонченно-капризной, воздушной и легкой; но затем из скерцозной, сентиментальной темы выросла трагическая и порывистая музыка. Полная отчаяния кода «Кампанеллы» звучала симфонически мощно.

Второе отделение было посвящено русской музыке – произведениям Чайковского и Рахманинова. Вначале Струков сыграл три вальса Чайковского (Op. 40 № 9 fis-moll, «Ната-вальс» и «Сентиментальный вальс»). Получилось интересное сопоставление этого жанра: у Шуберта – легкие, искрящиеся мелодии Вены; у Чайковского – очень поэтичные пьесы, которые прозвучали благородно, глубинно и личностно (впечатлил глубокий «виолончельный» звук в среднем разделе Вальса fis-moll). Завершила концерт Соната Рахманинова b-moll, во второй части которой после всех бурных событий был достигнут настоящий катарсис.

Игра Александра Струкова очень гармонична, и любое произведение он раскрывает глубинно, прекрасно зная, чтó сообщить в каждый момент времени. Это замечательное продолжение и обновление богатейших традиций русской фортепианной школы, идущих от Е. М. Тимакина и Л. Н. Власенко – того, что надо ценить и сохранять всем нашим пианистам.

Степан Игнатьев,
студент I курса ФФ