Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Фильм в театре

№ 5 (94), май 2009

…«Finita la commedia» звучит так,
будто мы не на старой опере,

а в современном кинозале,
где никогда не знаешь,
что тебе показывают – настоящую смерть
или придуманную.

Газета «Московские новости»

ПаяцыВот уже несколько лет в театре «Новая опера» идет шедевр оперного веризма – «Паяцы» Р. Леонкавалло. Каждый раз – с неизменным успехом у зрителей. Этому способствует как всегда высокий музыкальный уровень оркестра «Новой оперы» под руководством Анатолия Гуся и солистов – Сергея Шеремета, Николая Черепанова, Андрея Белецкого, Галины Бадовской. Но главная изюминка спектакля кроется в оригинальной сценической интерпретации финского режиссера Кари Хейсканена. О ней и пойдет речь.
Действие оперы перенесено с середины XIX века в наши дни. Теперь на сцене разыгрывается не спектакль странствующей группы артистов (как в оригинале), а снимается фильм в духе «мыльной оперы». На площадке с дотошной достоверностью (вот он – веризм!) показаны все атрибуты съемочного процесса: постоянная суета актеров, статистов и помощников, бегающие по сцене режиссер с оператором… А огромный экран, на который в реальном времени проецируется изображение с камеры, выполняет еще и функцию театрального «бинокля», позволяя зрителям лучше разглядеть все детали происходящего. Оператор держит камеру на плече, из-за чего изображение изрядно трясется. Создается впечатление, что фильм «кропается» на скорую руку, второпях, и нет времени на съемку нескольких дублей.

Судя по восторженной реакции толпы на сцене, главные герои снимающегося фильма (Канио и Недда) – звездная парочка первой величины. С тем большим любопытством наблюдают все за разгорающимся семейным скандалом между ними! Если раньше люди любили подсматривать в замочную скважину, то теперь им все приносят «на блюдечке». Им даже не важно, всерьез ли герои ссорятся или понарошку.
По мере приближения к концу динамика нарастает, страсти закипают, и вот он – кровавый финал: разъяренный Канио бросается с ножом на жену Недду и ее любовника Сильвио, а через секунду оказывается застреленным подоспевшим полицейским. Толпа в шоке: значит все, что произошло, – правда? Но их недоумение длится недолго. Через несколько секунд пострадавшие герои «оживают», и становится понятно, что вся история от начала и до конца (а не со второго акта) – съемки фильма.
Понравится ли такая интерпретация всем почитателям оперы «Паяцы»? Думается, что нет, не всем. Ортодоксальные операманы скажут, что это издевательство над авторским замыслом. Однако остальные запомнят спектакль надолго, а может быть, придут посмотреть еще раз. В том числе и автор этих строк.
Александр Великовский,
студент IV курса ИТФ

Оставить комментарий