Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Романтик из Болгарии

№ 7 (123), октябрь 2012

Веселин Станев, болгарский пианист с мировым именем, выпускник Московской консерватории по классу фортепиано профессора Дмитрия Башкирова, сыграл в стенах своей Alma Mater десятый (а значит – юбилейный!) концерт. 18 сентября он с огромным успехом выступил в Рахманиновском зале с серьезной программой, исполнив все 24 этюда Шопена.

Истинные меломаны, а их в зале было большинство, прекрасно знают, что такое шопеновские этюды. Это и высочайшая виртуозность, и глубина мыслей и чувств. В каждом из них композитором ставилась определенная технически сложная задача (взять хотя бы знаменитый терцовый этюд!). Но она никогда не главенствует – чуткий слушатель воспринимает прежде всего художественный образ каждой музыкальной «фрески». Диапазон этих образов в этюдах композитора столь велик, что даже если бы он больше ничего не создал, мир знал бы и понимал, что Шопен – гений!

Программа из всех этюдов Шопена требует высокой исполнительской выдержки. При этом пианист отказался от антракта и исполнял оба цикла один за другим с небольшой паузой между ними, сопровождавшейся аплодисментами и кратким уходом за сцену. Перед ним стояла почти «дирижерская» задача – выстроить драматургию двух больших циклов так, чтобы слушатель в конечном счете воспринял их как нечто целостное и грандиозное, подобно сложной симфонической концепции. Тем более что образная палитра шопеновских этюдов для этого идеально подходит. И Веселину Станеву это удалось: концерт пролетел на одном дыхании.

Можно вспомнить, каким откровением показался ми-мажорный этюд. Он звучал столь прочувствованно, что казалось, будто звуки музыки обволакивают всех присутствующих. Умение играть тембром проявилось в восьмом фа-мажорном этюде, где рояль под пальцами пианиста буквально искрился хрустальными перезвонами. В драматичном девятом органично сочетались жесткость и трепетность: исполнителю удалось передать отчаяние в музыке. Знаменитый «революционный» этюд благодаря мастерской фразировке наполнился страстными «ораторскими» интонациями…

Веселин Станев играл необычайно виртуозно и выразительно, создавая при этом ощущение легкости и простоты исполнения. И неожиданные ускорения темпов, и, моментами, чрезмерное rubato – все блекло рядом с «жемчужной» игрой и безупречным туше. Великолепная акустика Рахманиновского зала позволяла слушателю «купаться» в божественных звуках. После концерта я прочитала в интернете интересные слова о Станеве: «Он играет классику без демагогии». И действительно, он говорил на языке музыки удивительно просто и искренне, сразу располагая к себе слушателя.

Одухотворенный облик пианиста и его трепетное отношение к исполняемому сочинению вдохновили зал. Казалось, он явился из мира романтизма, чтобы напомнить нам о вечном и прекрасном. Бурные овации, которыми венчались оба цикла, явно свидетельствовали о том, что публика истосковалась по лирике и открытому выражению чувств. Увлеченные слушатели один раз даже начали аплодировать в середине цикла, нарушая общепринятые нормы. А в конце программы зал скандировал и никак не хотел отпускать пианиста со сцены. Веселин Станев три раза (!) играл на бис: прелюдию и ноктюрн Шопена, а завершил концерт «Утешением» Листа.

Лилия Миндиярова,
студентка
IV курса ИТФ

Оставить комментарий