Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Ангелогласное пение

№ 1, ноябрь 1998

В университетском храме святой мученицы Татьяны работает замечательный музыкант – Глеб Печенкин, руководящий певческой церковной  школой  для  мальчиков. Окончив Московскую Консерваторию по классу композиции, он занялся благородным творчеством, еще в годы учебы увлекавшим его – возрождением традиции пения по крюкам.

Искусство крюкового пения на Руси уходит корнями в глубь веков, и поэтому практика требует необходимую теоретическую подготовку – знание крюковой нотации, традиции ее бытования, певческих школ. Перед молодым музыкантом стояла проблема коллектива – кто будет исполнителем? И он ее решает – приходит работать в певческую школу для мальчиков.

Раньше певчих на Руси обучали специально, в монастырях, где они учились искусству распева не один год, пока не становились профессиональными певчими. В настоящее время отрадно наблюдать, как бережно, с любовью возрождаются прерванные традиции, в том числе и церковное пение. Мальчики приходят в школу, в основном, в раннем возрасте, с пяти лет, но есть ребята и постарше; соответственно формируются группы мальчиков. Сейчас существует три состава, отличающиеся уровнем подготовки – начальная стадия обучения, средняя группа и старшая.

Случайно мне удалось присутствовать на одном из уроков Глеба, и впечатления превзошли все ожидания. Светлые, непорочные детские лица, доверчивые глаза смотрят на учителя. У каждого своя папка с песнопениями, которые записаны крюками. Все ученики самостоятельно должны пропеть определенные песнопения — стихиру, тропарь, прежде чем запоют все вместе. Освоив основные крюки, ребята постепенно, песнопение за песнопением, осваивают попевки. Удивляешься, как свободно и легко читают они сложные крюки, подобно тому, как дети в школах читают ноты. Глеб рассказывает, что его задача – научить детей раскрепощенно чувствовать себя во время пения, ведь им необходимо петь и дирижировать, помогая движениями рук. Пение по крюкам – это особое искусство, несущее в себе сакральную семантическую окраску. Каждый знак символичен, и это отражено в его названии и движении рук. Талантливый педагог, Глеб добивается, чтобы каждый ребенок свободно чувствовал себя в исполнении, и ему это удается.

Когда, наконец, он попросил ребят спеть совместно одну из Пасхальных стихир, я замерла, пораженная услышанным. Их голоса звучали истово, серьезно, глубоко сдержанно и сосредоточенно. Как старательно они показывают движение мелодии руками, как внимательно произносят божественный текст, как светятся при этом их глаза.

Церковное пение ангелогласно, чистые мальчишеские голоса воспринимаются здесь именно так. Глеб достигает в работе со своими учениками главного – чувства традиции, в которой живут дети. Этого ощущения нельзя достичь при пении по нотным расшифровкам, так как теряется то, что нельзя зафиксировать – подлинный смысл, выработанный веками и передающийся от школы к школе.

Ольга Живаева,
студентка
IV курса

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий