Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

«И дней минувших анекдоты…»

№ 6 (95), сентябрь 2009

ШтелинЯкоб фон Штелин (Jacob Stählin von Storcksburg, 1709-1785), которому в этом году исполнилось бы 300 лет со дня рождения, сейчас практически не знаком не только широкому кругу музыкантов-профессионалов, но даже и узким специалистам-историкам. Знают про него в основном те, кто занимается проблемами искусства XVIII века. Между тем, это несправедливо, ведь на материалах, оставленных Штелиным, основывается почти все знание о музыке того столетия.

По существу, он является первым в России историком музыки и одним из первых историков искусства. Его работы: «Известия о музыке в России», которые изданы вместе с «Известиями о танцевальном искусстве и балетах в России» в 1935 году как книга «Музыка и балет в России XVIII века» (в 2002 году было переиздание), а также «Воспоминания о живописцах в России», «О скульптуре в России», «Заметки об архитектуре в России в XVIII веке», – являются практически единственными из существующих источников, где содержатся сведения о культуре и жизни страны XVIII столетия.

Получив прекрасное образование – закончив университет в Лейпциге, где он общался с семьей И. С. Баха (особенно был дружен с К. Ф. Э. Бахом) и играл на флейте в оркестре «Collegium musicum» под его управлением, – Якоб Штелин приехал в Петербург в 1735 году, приглашенный как «мастер фейерверков», и оставался здесь до конца жизни. Проведя в России, ставшей для него второй родиной, около 50 лет, он пережил время правления Анны Иоанновны, Елизаветы Петровны, Петра III и Екатерины II.

Сфера его деятельности далеко не ограничивалась одними фейерверками и пиротехническими изобретениями. В Санкт-Петербургской Академии Наук он занимал пост профессора элоквенции (красноречия) и поэзии, читал лекции по риторике, литературе, немецкому языку, естественному праву и этике. В течение 15 лет был составителем и редактором газеты «Санкт-Петербургские ведомости». При дворе Штелин сочинял оды на немецком языке к различным императорским торжествам (дням рождения, коронации и др.), переводил с итальянского на немецкий язык либретто опер, интермедий для придворного театра, временами сам был и режиссером; рисовал эскизы костюмов и декораций. Он был воспитателем великого князя Петра Федоровича, а после коронации (когда тот стал Петром III) – его библиотекарем. Некоторое время заведовал монетным двором и департаментом гравирования на меди. Штелину принадлежит создание первого карманного календаря в Росси и множество иных заслуг в самых различных сферах деятельности.

«Известия о музыке в России» были переведены на русский язык Б. Загурским. Они содержат в себе описания музыки церковной, русской народной, военной, театральной (во всем многообразии ее жанров). В книге Штелин рассказывает об инструментальной музыке своего времени, об оркестрах и оркестрантах, о дилетантах, играющих на музыкальных инструментах (косвенно – о технике игры на инструменте). Пишет о певцах и певицах, о танцорах, дирижерах и руководителях трупп – обо всех, кто прибывает в Россию. И, разумеется, о новых музыкальных произведениях зарубежных и первых русских профессиональных композиторов. Отдельные главы посвящены музыкальным изобретениям. Он дает широкую панораму явлений музыкальной жизни периода от петровских времен до конца 1760-х годов, причем от лица современника, что особенно интересно. Ведь XVIII век часто воспринимается как набор определенных событий и фактов, большей частью политического или географического характера. Книга Якоба Штелина позволяет увидеть и почувствовать особенности жизни столь отдаленных времен. Ни до, ни долгое время после него не появлялись труды столь фундаментальные. Поэтому для позднейших времен это – уникальный материал.

Общаясь со многими деятелями искусства и науки, Якоб фон Штелин затем отразил в своих записках фигуры многих современников, как русских, так и иностранных. В течение долгого времени он вел всю зарубежную переписку Академии Наук.

Он был личностью довольно сложной, порою даже конфликтной. Но все его недостатки меркнут перед неугасимым стремлением к деятельности на протяжении всей жизни и в самых различных сферах. Даже в последние дни во время тяжелейших приступов водянки, практически лишенный возможности самостоятельно передвигаться, он спешно заканчивал один из самых известных его трудов – «Подлинные анекдоты о Петре Великом». И, восстанавливая из небытия важных людей ушедших эпох, мы узнаем прошлое, а оно позволяет нам лучше понять явления современные.

Софья Пепельжи,
студентка IV курса

Оставить комментарий