Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Здравствуйте, а вот мы…

№ 7 (96), октябрь 2009

Обычно конфликт отцов и детей связан с тем, что у нового поколения новые взгляды, устремления и жизненные установки, старому поколению не понятные и не приемлемые. Но у композиторов, как у людей творческих, свой взгляд на сей счет. 18 мая в Квартире-музее С. С. Прокофьева был первый концерт недавно образовавшегося Молодежного отделения (МолОт) Союза композиторов, на котором присутствовали представители и «взрослого» Союза. После концерта было обсуждение.

Для МолОт’а было достижением то, что концерт состоялся, что люди пришли послушать произведения молодых композиторов, некоторые из которых еще не закончили высшее образование. Старшее поколение, видимо, ждало от МолОт’а более мощного удара. Критиковали за многое: за отсутствие радикального новаторства, серьезной концепции. Молодые теоретики пеняли на отсутствие музыки, и снова – на отсутствие новаторства: «Единственное произведение, где была музыка, – это “Календарь”, но… он звучал как чистый Свиридов».

Концерт МолОт’а и его обсуждение затронули, на мой взгляд, застаревшие проблемы, которые, тем не менее, до сих пор актуальны. Во-первых, что делать выпускникам композиторских отделений? На самом деле это частное проявление более общей проблемы будущего выпускников, которая неожиданно, в свете финансового кризиса, получила обострение. Однако если государство заботится о молодых физиках и техниках, то юным композиторам рассчитывать на заботу государства не приходится. МолОт и был создан, чтобы молодые авторы могли реализовывать свой творческий потенциал, чтобы их произведения исполнялись, чтобы композиторы, в конце концов, общались друг с другом! Как говорится, и себя показать, и на других посмотреть.

Во-вторых, а что же делать новой музыке? И что есть музыка? Каковы критерии музыкальности произведения? В ХХ веке столько всего было, что придумать что-нибудь абсолютно новое практически невозможно… В результате молодой автор, озабоченный поисками новых приемов, превращает очередное сочинение в демонстрацию найденного, а исполнение становится разовой акцией, целью которой, по-видимому, является стремление удивить публику, сидящую в зале. Публика послушно удивляется и недоумевает, пребывая либо в восторге, либо в культурном шоке от оригинальности. Знатоки же снисходительно заявляют, что все это уже было в N-ые годы прошлого века… Как правило, второй раз это произведение слушать неинтересно: ощущение новизны пропадает.

Другая крайность – отказ от какого бы то ни было новаторства вообще. Но тогда возникает вопрос: в чем отличие музыки XXI века от того, что было написано раньше? В любом случае авторитет «старых авангардистов» в сознании столь велик, что подражание выглядит как эпигонство и творческое бессилие. На концерте МолОт’а сочинения молодых композиторов были вполне авангардны, но старшее поколение не усмотрело в них ничего принципиально новаторского. Концерт не стал разорвавшейся бомбой, это был вежливый стук в дверь: «Здравствуйте, а вот мы».

Так можно ли придумать в музыке что-нибудь новое, не выходя за ее рамки? И тут возникает третий вопрос: откуда этому новому взяться? Картина мира за последние десятилетия принципиально не изменилась, в сознании человечества ничего нового не произошло. А искусство… – это же не сферический конь в вакууме! И создать нечто из ничего невозможно. Видимо, закон сохранения распространяется и на высокие материи.

Надежда Игнатьева,
студентка IV курса ИТФ

Оставить комментарий