Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Корндорф-марафон

№ 4 (129), апрель 2013

В феврале в Москве прошел Первый международный  фестиваль современной музыки – Magister Ludi / Магистр Игры. В течение недели он представлял композиторов разных поколений – как «учителей», так и «учеников», ведь аллюзия на роман Гессе «Игра в бисер» предполагает, по замыслу организатора фестиваля Павла Скороходова, и воссоздание основных дидактических принципов романа: «Передача молодым людям благородных традиций, наделение их подлинной духовностью – вот путь к спасению страны интеллекта». Программа фестиваля – многочисленные концерты, мастер-классы, встречи с композиторами, круглые столы – давала возможность не только познакомить отечественного слушателя с музыкой разных, в том числе и малоизвестных авторов, но и создать возможность прямого контакта музыкантов разных профилей, направлений и возрастов.

Первый концерт в Рахманиновком зале, чрезвычайно насыщенный (в трех отделениях), целиком был посвящен произведениям Николая Корндорфа (1947–2001) и назывался «КОРНДОРФ-МАРАФОН». П. Скороходов, энтузиаст и пропагандист творчества этого прекрасного композитора, к сожалению, недостаточно известного в России, уже в мае 2011 года организовал крупнейшую акцию, связанную с творчеством Николая Сергеевича – Международный музыкальный фестиваль «Неделя памяти Н. С. Корндорфа». В заключительном концерте нынешнего фестиваля прозвучало еще одно сочинение Корндорфа – «Canzona triste».

Программа концерта «Корндорф-марафон» представила разные жанры и разные грани творчества композитора. Музыка для фортепиано (для одного, двух и для фортепиано и магнитофона) соседствовала с крупными формами – фортепианным и струнным трио, пьесой для ударных. Относящиеся к разным периодам творчества, они представили разные периоды творческой эволюции композитора. Например, пьеса «Ярило» для фортепиано и магнитофонной пленки (1981), которую блистательно исполнил Иван Соколов, – знаковое произведение, ознаменовавшее открытие Корндорфом техники минимализма, некоторое опрощение музыкального языка и обращение к мажору (как говорил Корндорф: «И так я заново родился!»). Этот период продолжался до 1991 года, что внешне совпало с переездом в Канаду.

Последние десять лет жизни Н. Корндорф провел за границей. В этот период он использует смешанные техники: не отказывается от авангардных приемов и от минимализма, важную роль начинает играть инструментальный театр. На концерте мы имели редкую возможность не только услышать, но и увидеть прекрасное произведение в жанре инструментального театра – «Танец в металле в честь Джона Кейджа», который виртуозно и пластично исполнил на разных ударных инструментах Владимир Урбанович. При этом он представал в разных обликах – то в образе скомороха, то в образе шамана, выполняющего некий священный обряд…

Исполненное на концерте «Письмо к В. Мартынову и Г. Пелецису» (1999), его коллегам-композиторам, написано в технике мнимализма, но в последний момент все это снимается «росчерком» – цитатой из Моцарта. А в струнном трио «В честь Альфреда Шнитке» [AGSCH] – произведении очень сложном, которому целиком было посвящено третье отделение концерта, – важную роль играют диалог стилей и, соответственно, элементы авангардного языка (диссонантность, хроматика)…

Живя за границей, Николай Корндорф, по его словам, «безусловно, ощущал себя русским композитором». Хотя его отъезд, видимо, – одна из причин того, что композитор оказался забытым на Родине. Потому так велика роль фестивалей. Они не просто важное событие в нашей культурной музыкальной жизни, они открывают нам и новые, и хорошо забытые старые имена. В их числе имя Николая Корндорфа.

Татьяна Бесполитая,
студентка
IV курса ИТФ

Оставить комментарий