Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Индия стала для меня всем

№ 7 (105), октябрь 2010

Будучи студенткой I курса, я случайно узнала о существовании в консерватории Центра «Музыкальные культуры мира», о возможности соприкосновения с музыкой самых различных музыкальных традиций – Китая, Японии, Индии, Ирана. Помню, как первый раз пришла к учителю индийских барабанов табла. И второй раз, и третий – и осталась навсегда. Индия как-то внезапно стала для меня всем, уроки же табла – всей Индией, с которой возможно было соприкоснуться. Да только за этим последовало нечто совсем уж неожиданное.

Получилось так, что внезапно я оказалась в Нью-Дели. По истечении первых же дней перспектива нахождения там в течение последующего года приводила в ужас. Я закипала праведным гневом: полная высоких устремлений, отправилась я учиться – в школу, колледж, консерваторию. Куда угодно, но за определенными сведениями, скрупулезными объяснениями музыкальной формы, точным музыкальным текстом – этакой «рапсодией на хиндустанскую тему». Как прекратить все это безобразие интерпретаций, произвол транскрипций, настолько свободных, что половина оригинала куда-то вообще исчезла, другая же преобразилась до неузнаваемости. Тут нужен уртекст, первоисточник, оригинал!

Оригинал… и вот тут-то наконец открываешь глаза: а есть ли, собственно, оригинал? И по истечении времени понимаешь, что бессмысленно и безрезультативно искать клавиры и партитуры – незачем запоминать теоремы мастерам, которые при необходимости могут с легкостью вывести их заново. Понимаешь, что можешь быть здесь школьником, студентом, примерно посещающим лекции. Но, быть может, посчастливится тебе найти Музыканта, Учителя: он будет говорить слова, он будет играть музыку – и если это что-то значит для тебя, все оно крепко отпечатается в твоей памяти – надежном и совершенном хранилище.

Такими были уроки в Индии. Таким был Учитель табла.

Анна Пашкевич,
студентка II курса ИТФ 

На фото: гуруджи Вирендер Малвийя и Анна Пашкевич

Оставить комментарий