Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Светлое расставание

№ 2 (91), февраль 2009

БрендельПоздней осенью в Москве в рамках прощального европейского турне состоялся концерт легендарного пианиста Альфреда Бренделя. В декабре минувшего года А.Брендель завершил продолжавшуюся более полувека концертную деятельность. В молодости он избрал главным именно музыкальное поприще, что, однако, не помешало ему писать книги, читать лекции и заниматься живописью.
Необычайно широкий репертуар пианиста включает сочинения от Баха до Шенберга, основу все же составляет музыка венских классиков и Шуберта, прозвучавшая и в московском концерте. Впервые Брендель посетил Россию 20 лет назад – он выступил с концертами в Санкт-Петербурге и Москве. Московским слушателям посчастливилось также присутствовать на одном из последних выступлений маэстро.
В первом отделении прозвучали Вариации f-moll Гайдна, Соната F-dur Моцарта (KV 533) и Тринадцатая соната Бетховена (op.27); второе отделение было посвящено последней сонате Шуберта – B-dur. Исполненные на бис сочинения Баха, Бетховена, Листа и Шуберта составили почти полноценное третье отделение концерта.
Исполнение Бренделя было подобно архитектурным сооружениям. Безупречное чувство формы сочеталось в его трактовках с непременным вниманием к деталям. Хрестоматийные, по сути, Вариации Гайдна зазвучали по-новому благодаря мельчайшим переакцентировкам и некоторой романтической дымке. Моцарт, по словам Бренделя – «наитруднейший композитор», был исполнен поистине мастерски. Перед нами предстала настоящая моцартовская звукопись – потрясающе тонкая, филигранная выделка каждого звука, каждого пианиссимо, каждой говорящей паузы. Соната Бетховена вобрала в себя не только звуковую тонкость Гайдна и Моцарта, но и порывистость бетховенских опусов периода «бури и натиска». Соната Шуберта была исполнена удивительно светло, словно бы вопреки известным, полным драматизма трактовкам Юдиной, Рихтера. Ни тени прощального надлома, который был бы столь естественен для последней сонаты Шуберта и последних гастролей Бренделя!.. Нет, здесь господствовали лишь тонкий вкус и непрерывно льющийся поток света.
В наши дни такую игру практически невозможно услышать. Пожалуй, не будет преувеличением назвать Бренделя «последним из могикан» великой пианистической эпохи. Музыка под его пальцами рождается естественно и гармонично, словно вовсе нет посредника-пианиста между звуками и публикой, словно звучит сам Дух музыки.
Слушатели не желали отпускать исполнителя, вызовы на бис продолжались снова и снова. Публика стоя провожала пианиста и покидала Большой зал с чувством глубочайшей признательности и внутреннего света, зажженного Альфредом Бренделем.

Софья Гандилян,
студентка V курса ИТФ

Оставить комментарий