Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Эстафета поколений

Авторы :

№ 1 (126), январь 2013

28 ноября в рамках XXXIV Международного фестиваля «Московская осень» в Большом зале Дома композиторов состоялся концерт Государственного духового оркестра России п/у Виктора Луценко и Андрея Колотушкина.

В первом отделении играли сочинения композиторов старшего поколения: Валерия Халилова («До 7-ми», марш), Бориса Диева («Виват, Россия!»), Сергея Решетова («Праздничная увертюра»), Натальи Финк («Музыкальный калейдоскоп»), Виктора Фурманова («Олимпионик», марш). Это была преимущественно торжественная, праздничная музыка. Местами возникали целые «попурри» известных мелодий, легко узнаваемых на слух. Особняком стояло сочинение Игоря Савинова под названием «Тайвань – золотая рыбка Тихого океана» – поэма-картина с программным, несколько прямолинейным «сюжетом» (музыкальная история о золотой рыбке, о некоторых перипетиях ее судьбы и благополучном исходе).

Внедрение в концертную практику новых имен, сочинений, современных веяний является характерной чертой фестиваля «Московская осень». Поэтому второе отделение концерта всецело было посвящено музыке композиторов молодого поколения. Все они – выпускники Московской консерватории нынешнего года.

«Фреcки» Андрея Богданова с первых же звуков окунули слушателя в суровую атмосферу Древней Руси. Эпизоды-фрески, то четкие, то «размытые», один за другим сменяли друг друга, вызывая в памяти фильм Тарковского «Андрей Рублев». Возникал непрерывный ряд образов, подобный смене кадров фильма: русского воинства, страдающего народа, колокольного звона… Симфония Анны Павловой – двухчастный цикл, близкий по духу «Богатырской» симфонии Бородина, воспринималась скорее как два отдельных сочинения. Автор продемонстрировала хорошее владение инструментарием духового оркестра. «Protuberanzen 2013» Ивана Сошинского выделялось современностью звучания. Протуберанцы (от лат. protubero – вздуваюсь) – это яркие вспышки и прожигающие лучи, кипение раскаленного солнца и устрашающее затишье перед очередным «выбросом» ядерной энергии. Этот образ очень гармонично был воссоздан автором с помощью современного музыкального письма. Яркими звуковыми красками порадовали слушателя «Игра облаков» Марии Сиверцевой и «Ярмарка» Анны Поспеловой.

Впечатляло и мощное звучание оркестра, хотя в кульминационных местах сила звука доходила до грани слуховых возможностей публики. Но не будем забывать, что естественная «среда обитания» духового оркестра – открытые пространства улиц и площадей. И выбор концертной площадки для его выступлений не менее значим, чем качество исполняемой музыки. Однако публика, которая на половину состояла из музыкантов – студентов консерватории и преподавателей, – с большим вниманием и интересом встречала каждое новое сочинение.

Маргарита Богданова,
студентка
IV курса ИТФ

Мы с тобой одной крови – ты и я!

Авторы :

№ 7 (123), октябрь 2012

Редьярд Киплинг был, наверное, одним из первых европейцев, чьи глаза видели мир цельным, ведь только такому человеку могла прийти в голову гениальная по своей объединяющей силе формула-заклинание: «Мы с тобой одной крови – ты и я!» Эта простая истина, знакомая нам с детства, почему-то забывается, когда дело доходит до встречи с музыкой других стран. Разнообразные, непохожие друг на друга музыкальные традиции Китая, Ирана, Японии, Индии, Кореи сливаются в общий котел с надписью «Восток», на крышку которого ставят устрашающие клеймо «примитив», «народная музыка», «устная традиция». Что мы знаем об этом? Откуда эта биполярная узость взглядов – «Восток» и «Запад»? Планета же не плоская!

Музыканту ХХI века невозможно жить по законам колониальной эпохи! Ведь прямо в Московской консерватории, хранительнице высоких традиций, регулярно звучит музыка самых разных культур: каждый год проходят три больших фестиваля – «Вселенная звука» (май-июнь), «Душа Японии» (сентябрь-декабрь), «Собираем друзей» (август-сентябрь). Музыканты со всех уголков света постоянно дают концерты своей классической и народной музыки, устраивают обучающие мастер-классы, участвуют в конференциях. А мы не интересуемся и тем, что происходит у нас под носом, и тем, что делается в мире! Ведь в лучших (и не только музыкальных) университетах Европы и Америки есть прекрасно оборудованные аудитории, в которых студенты на профессиональном уровне изучают музыкальные традиции разных стран, наряду с привычным для нас репертуаром европейской музыки нового и новейшего времени.

Так почему мы позволяем себе относиться с пренебрежением к тому, что весь мир признал достойным внимания? Почему позволяем себе опрометчиво делить все на черное и белое, правильное и неправильное, хорошее и плохое, необходимое и лишнее? Почему, толком не зная себя, не считаем нужным прислушаться к другим? Почему, едва прикоснувшись к иной культуре и заметив, что она отличается от нашей (впрочем, от какой такой «нашей»?!), тут же объявляем ее примитивной? Почему не хотим обогатить себя опытом других цивилизаций?

Мир был, есть и будет многополярным! Он огромен, и точек опоры в нем гораздо больше, чем сторон света! И если в нашей стране стрелка культурного компаса в основном направлена на Европу, это совсем не значит, что так происходит по всему свету. Огромными культурными магнитами служат, к примеру, Китай, Индия, арабский и персидский миры… Случаев культурных влияний множество, и изначально неверный термин европоцентризм должен уступить место другому, отвечающему настоящей ситуации в цивилизационном пространстве нашей планеты. Пора понять, что каждая культура уникальна, но ни одна из культур не универсальна, ни одну из них нельзя избрать мерилом для всех остальных!

Киплингу принадлежат не только великие слова «Мы с тобой одной крови – ты и я!», но и не менее известные, открывающие «Балладу о Востоке и Западе». Из них все цитируют лишь первые строки, однако мудрое напутствие оставлено в последних:

О, Запад есть Запад, Восток есть Восток,
и с мест они не сойдут,
Пока не предстанет Небо с Землей
на Страшный Господень суд.
Но нет Востока, и Запада нет,
что племя, родина, род,
Если сильный с сильным лицом к лицу
у края земли встает?

Марина Вялова,
студенитка
IV курса ИТФ

Вечер с познавательным уклоном

Авторы :

№ 5 (121), май 2012

Международный фестиваль Мстислава Ростроповича, который проходит в Москве уже третий год, балует столичную публику букетом самых разнообразных музыкальных событий. В рамках этого фестиваля 2 апреля в Большом зале Московской консерватории вниманию публики была представлена оригинальная программа из музыки Прокофьева.

Одно удовольствие стать участником такого масштабного события, на котором собрались вместе лучшие музыкальные коллективы. Это Лондонский симфонический оркестр, а также Государственный академический русский хор им. А. Свешникова и Камерный хор Московской консерватории (художественный руководитель и дирижер Борис Тевлин). Идейным вдохновителем этого действа был дирижер Владимир Юровский.

Концерт получился необычным по форме и содержанию. Исполнялись произведения редкие гости на нашей сцене: музыка к драматическому спектаклю «Египетские ночи» и оратория «Иван Грозный» (в версии Левона Атовмяна). Если первое cочинение было полностью воссоздано Юровским по сценическому плану режиссера Таирова, то «Иван Грозный» в этой версии в России исполнялся впервые. Тем сильнее было ощущение того, что мы стали свидетелями исторического события.

Сам дирижер открыл концерт вступительным словом, что придало событию бóльшую непосредственность. Главной целью концерта, по его словам, стало исполнение малоизвестных произведений, как и сближение лондонских музыкантов с российскими.

В первом отделении публика могла соприкоснуться с миром Востока, который мастерски воплощен Прокофьевым в музыке к драматическому спектаклю «Египетские ночи». К сожалению, сегодня мы не можем видеть эту постановку, но известна ее историческая судьба: сценическая композиция, которую придумал Таиров, – это компиляция трех независимых источников. Здесь соединились пьесы «Цезарь и Клеопатра» Бернарда Шоу, «Антоний и Клеопатра» Шекспира и монолог Пушкина «Египетские ночи».

Несмотря на всю сложность перенесения драматического произведения на музыкальную сцену, маэстро Юровскому удалось создать такую форму, которая соединила в себе оба начала. Все драматические роли он распределил между двумя чтецами – выступали популярные российские актеры Чулпан Хаматова и Константин Хабенский, которые добивались перевоплощения лишь тембром голоса, мимикой, настроением. В итоге получилась оригинальная постановка – «спектакль-неспектакль», как сказал сам дирижер. Всем участникам помогала яркая, образная музыка Прокофьева.

Другим важным моментом состоявшегося концерта стало первое исполнение на Родине композитора оратории «Иван Грозный» на основе музыки к знаменитому фильму Эйзенштейна. Ее составил и оркестровал друг Прокофьева Л. Т. Атовмян. Эта работа была начата еще при жизни композитора, но по не зависящим от составителя обстоятельствам в течение полувека не смогла выйти в свет. Премьера произведения совсем недавно состоялась в Лондоне. И теперь это масштабное и величественное полотно российской публике представили Лондонский симфонический оркестр, российские хоры и солисты (Елена Заремба и Андрей Бреус) во главе с Владимиром Юровским.

Благодарные слушатели Большого зала по достоинству оценили яркий и познавательный музыкальный вечер.

Лилия Миндиярова,
студентка
III курса ИТФ
Фото Александра Курова

Путешествие из Петербурга в Москву

№ 3 (119), март 2012

В последние выходные календарной зимы в Москву приехала труппа Мариинского театра – солисты, хор и оркестр, – чтобы исполнить для столичной публики оперу Родиона Щедрина «Мертвые души», а также «Свадебку» и «Царя Эдипа» Стравинского. Гастролеров принимали две главные музыкальные сцены Москвы – Большой театр и Большой зал Московской консерватории. В обоих случаях за дирижерским пультом стоял Валерий Гергиев.

Спустя 35 лет после премьеры в Большом театре в постановке Бориса Покровского «Мертвые души» вернулись на новую старую сцену в версии молодого режиссера Василия Бархатова. 28-летний Бархатов на сегодня один из самых «громких» режиссеров своего поколения. Он уже 5 лет сотрудничает с Мариинским театром, где за его плечами целых семь постановок. Москвичам он также знаком по довольно неоднозначной постановке оперетты Иоганна Штрауса «Летучая мышь» на сцене Большого театра. Кроме того, он является режиссером-постановщиком двух развлекательных проектов на Первом канале, а через несколько дней в прокат выходит его дебютный фильм «Атомный Иван».

Впрочем, несмотря на некоторую пестроту художественного стиля режиссера, постановка «Мертвых душ» оказалась в известной мере академичной. Стержнеобразующим, как и у Гоголя, стал образ дороги – в центре сцены лежала огромная бричка, которую между номерами переворачивали с одного «бока» на другой. Проблема идентификации «истинного лица» Чичикова была подчеркнута тем, что каждый раз перед приходом к следующему помещику он переодевался в новую одежду, чтобы быстро стать «своим» для собеседника. С этой целью в левом краю сцены был обустроен специальный гардероб Чичикова – настоящая гримерная, где можно было подобрать костюмы на все случаи жизни.

Эту же гоголевскую идею весьма остроумно развил и Щедрин. Необычное композиторское решение в середине 80-х даже стало поводом для знаменитого вопроса в программе «Что? Где? Когда?». Суть находки в том, что каждый из собеседников Чичикова имеет свой оркестровый лейттембр. Так, для Манилова это флейта, для Собакевича – два контрабаса. А Чичиков (центральный персонаж!) не имеет собственной устойчивой музыкальной характеристики: его всегда «сопровождает» тот же инструмент, что и присутствующего в данной сцене помещика.

Не обошлось в постановке и без применения новых технологий: во время переездов Чичикова поверхность брички становилась экраном – на нем можно было увидеть деревенский пейзаж, который мог наблюдать и Чичиков из окна своего экипажа во время зимней поездки по российской глубинке.

Это прочтение оперы, можно сказать, было «авторизовано» композитором – что немаловажно: Родион Щедрин вместе с Майей Плисецкой находились во время спектакля в Царской ложе. Кроме того, и «до» и «после» Щедрин давал одобрительные комментарии относительно постановки. Вместе со знаменитой музыкальной семьей в Царской ложе был и почетный гость вечера – композитор Кшиштоф Пендерецкий, приехавший в те дни в Москву.

Однако «Мертвые души» Гоголя – мистическая вещь, и в конце вечера, в буквальном смысле «под занавес», в театре произошел истинно гоголевский казус с участием польского гостя. Кто-то из публики издалека по ошибке принял бородатого Пендерецкого за председателя ЦИК Владимира Чурова – и крикнул ему сразу по окончании спектакля: «Почем продаешь мертвые души?!» Неизвестного зрителя поддержала аплодисментами и свистом часть зала (а разделявших его убеждения оказалось явно немало) – ведь дело было всего за неделю до выборов! В итоге Большому театру и «Золотой маске» пришлось приносить Пендерецкому извинения и делать публичное заявление, что «это был не Чуров» (тем более что сам «виновник» происшествия вряд ли интересуется современным музыкальным театром).

Исполнение, как и стоило ожидать от «Мариинки», было на очень высоком уровне. Спектакль, безусловно, является одним из фаворитов «Золотой маски»-2012 – именно в рамках конкурсных показов фестиваля оперу Щедрина и привезли в Москву. Получать удовольствие от премьерных спектаклей питерцев московская публика имела возможность целых два вечера подряд.

А менее чем через сутки на дневном концерте в Большом зале были исполнены «Свадебка» и «Царь Эдип», которые находятся в активном репертуаре оркестра и хора Мариинского театра (Гергиев недавно осуществил записи этих двух произведений). В обоих сочинениях обращали на себя внимание очень быстрые темпы. По залу даже ходила шутка, что у Гергиева вечером самолет (впрочем, на антракте экономить время не стали). Однако, несмотря на темпы, оркестранты и солисты в совершенстве справились со сложными ритмами Стравинского. Возможно, несколько излишне экспрессивным был чтец в «Царе Эдипе», но это не могло повлиять на хорошее впечатление от исполнения сочинения, которое не особенно часто звучит в Москве. Вообще это касается и всей музыки Стравинского. Сейчас ведь идет череда столетних юбилеев его знаменитых «русских балетов», но пока в афишах их почти не видно, а, казалось бы, и театры, и оркестры должны включать их в свои программы снова и снова.

Прошедший концерт был во всех смыслах очень интересным и дорогим. Поэтому поразила «расстановка сил» в зрительном зале – признаться, не припомню такую картину: партер был наполовину пуст, а балконы с трудом вмещали всех желающих! Помимо удивления здесь возникают двоякие эмоции: жаль, что наиболее «платежеспособная» часть публики не проявила интереса к столь яркой программе; но, учитывая, что на концерт ломились по большей части представители молодого поколения, вероятно, со временем эта картина изменится. И надо сказать, публика балкона оценила ситуацию довольно быстро – после перерыва зал оказался заполнен уже совершенно равномерно.

Следующий приезд Гергиева в Москву ожидается в апреле – во время «Пасхального фестиваля», который в этом году будет идти с 15 апреля по 9 мая. Маэстро анонсировал, что нынешний фестиваль вновь будет посвящен фигуре Сергея Прокофьева. Примерно тогда же мы узнаем, получат ли «Мертвые души» желанную «Золотую маску».

Владислав Тарнопольский,
студент III курса ИТФ

Фото Наташи Разиной

Мифы новой музыки

Авторы :

№ 2 (118), февраль 2012

В последнюю неделю фестиваля современной музыки «Московская осень – 2011» состоялся концерт под названием «Мифы новой музыки». Произведения прозвучали в исполнении Ансамбля солистов «Студии новой музыки» (художественный руководитель В. Тарнопольский) под управлением двух дирижеров – заслуженного артиста России И. Дронова и В. Горлинского, а также при участии «CEAMensemble» Центра электроакустической музыки консерватории.

Концерт состоял из двух отделений и длился около трех часов. Интересно, что сначала звучали произведения, которые решены вполне классически. Это была «живая» музыка с музыкальными инструментами, где использовались различные приемы игры: «Незаконченные багатели» Л. Бобылева, «Mainspring» А. Ромашковой, «Aquagraphica» Ю. Воронцова.

Второе же отделение походило больше на конкурс молодых композиторов или парад различных произведений, каждое из которых было направлено на то, чтобы поразить публику. Они отличались между собой и идеей, и составами исполнителей, и способами звукоизвлечения, а также оригинальной трактовкой музыкальных инструментов. Даже их названия пестрили и контрастировали между собой. На некоторых остановим свое внимание.

«Евгеника I. Итальянский концерт» Н. Хруста была пронизана электронной и живой музыкой. Необычность сочинению придавал своеобразный инструментарий. Здесь помимо музыкальных использовались и бытовые «инструменты» – кастрюля, крышки от кастрюли, ведро с водой и тряпкой, бокал с водой, фольга, мячик от настольного тенниса. Всем этим богатством управлял В. Горлинский, а за режиссерским пультом сидел автор – Н. Хруст (было смешно, когда порой мячики падали и свою партию исполняли не вовремя).

«Arkaim» Н. Попова заворожило электронной музыкой, к которой был добавлен и видеоряд. Кроме того, на сцене в полной темноте сидел один музыкант, который выбивал на большом бубне характерный ритм. Эта композиция произвела большое впечатление.

Веселым и необычным эпизодом в этом концерте было сочинение «Blood on the dance floor» А. Васильева. Ансамбль вышел на сцену и стал играть нечто, похожее на всем известную мелодию из американской заставки студии «XX век Fox». После чего компьютерный голос объявил: «Это сочинение состоит из нескольких примеров. Пример 1 – вы услышите исполнение ноты до в различных произведениях» (и здесь стали перечисляться некоторые произведения, после чего у кларнета звучал звук «до»). «Пример 2, – продолжал голос, – первые звуки сонат издателя Д. Гюнтера. Пример 3 – все серии из произведений: Веберн – Симфония ор. 21, Шенберг – “Уцелевший из Варшавы”, Булез – “Структуры”, Штокхаузен – “Группы”». После чего на фоне живой (в исполнении ансамбля) и электронной музыки стал транслироваться прогноз погоды. Однако по причине технических неувязок все неожиданно оборвалось.

Следующим стало произведение А. Чернышева «Хух». Это сочинение удивило своей инструментовкой. У каждого исполнителя помимо своего инструмента была обычная или теноровая туба, в мундштук которой был вставлен длинный шланг. В определенный момент каждый из музыкантов «играл» на ней, выдувая странные бурлящие и булькающие звуки. В финале сочинения почти все исполнители, отбросив свои инструменты дули в тубу, что создавало резкие, свистящие звуки.

Завершило концерт сочинение В. Горлинского «Sun. Disc. Minotusx». Оно оказалось самым масштабным. Его визитной карточкой был воздушный шарик, который находился почти у всех исполнителей. С помощью этих шариков извлекались резкие неприятные звуки, когда он находился в руках, а также его держали на струнах виолончели и играли по нему смычком. Это смотрелось довольно странно и необычно. Кульминацией и своего рода заключением стал внезапно лопнувший шарик.

Слушателей в зале было мало, в основном – просвещенная публика, молодые композиторы и их преподаватели. Это неудивительно: не всякий может высидеть такой своеобразный концерт, состоящий сплошь из современных произведений! И, несмотря на то что в программе было очень много интересных и даже массово-развлекательных моментов, большинство неискушенных слушателей к такой музыке, видимо, пока еще не готово.

Полина Харитонова,
студентка
IV курса ИТФ

«Орган плюс»

№ 2 (118), февраль 2012

Атриум Хлебного дома музея-заповедника «Царицыно» стал одним из самых теплых и уютных мест на протяжении трех морозных недель этой зимы. С 14 января по 4 февраля там – впервые в усадьбе – с успехом прошел фестиваль органной музыки «Орган плюс в Царицыно».

В 2006 году в процессе реконструкции здания Хлебного дома его внутренний двор был перекрыт стеклянным куполом и превращен в атриум, используемый для проведения выставок и концертов. Первый органный концерт в атриуме состоялся осенью 2008 года – именно тогда здесь появился специально изготовленный в Германии с учетом особенностей акустики зала орган-портатив. С тех пор органные концерты стали доброй традицией, а сейчас, спустя 4 года, по инициативе замечательного органиста Константина Волостнова, с успехом прошел и первый фестиваль. Не случайно местом проведения фестиваля был выбран именно этот зал Хлебного дома – король инструментов требует особого отношения и акустика атриума как нельзя лучше подходит для исполнения музыки эпохи барокко, максимально приближенной к подлинному звучанию.

На первом концерте фестиваля звучала музыка различных эпох (хотя основным акцентом все же стали произведения эпохи барокко): Г. И. Ф. фон Бибера, Г. Щютца, И. С. Баха, Г. Ф. Генделя, Ф. Шуберта, А. Т. Гречанинова, С. В. Рахманинова, И. В. Дубковой. Программа концерта от яркого вступления – торжественного дуэта барочных труб (Леонид Гурьев и Александра Михеева) и до вдохновенного финала – хорала Баха «Тебе единому подобает честь, Тебе единому подобает слава» – напоминала, несмотря на все богатство и разнообразие, цельное драматическое действо. Государственный ансамбль солистов «Орфарион» (художественный руководитель Олег Худяков) и Концертный хор МПГУ (художественный руководитель Александр Соловьев), перехватывая друг у друга инициативу, создавали непрерывную линию развития, надежно ведомые уверенными руками дирижера – Александра Соловьева. Партию органа исполнил лауреат международных конкурсов, художественный руководитель фестиваля Константин Волостнов. А особенно яркое впечатление оставило замечательное трио солистов: Ольга Веселова (сопрано), Михаил Давыдов (баритон) и Тигран Матинян (тенор).

Интересной оказалась драматургия концерта, своей выстроенностью напоминавшая театральное действие. Антифонное звучание хора и солистов в Рождественском псаломе Дж. Габриэлли, постоянное чередование хоровых и сольных эпизодов, разбавляемых оркестровыми интермедиями и объединенных всепроникающими звуками органа… Кульминацией концерта стало «Тебе поем» С. Рахманинова: почти с небес, из-под стеклянного купола атриума до слушателей донесся ангельский голос солистки Марии Челмакиной.

…Не случайно название фестиваля: это действительно «Орган плюс», где центральная роль отведена королю инструментов – плюс многообразие и выразительность тембров, инструментов, коллективов, его сопровождающих. В трех последующих вечерах на сцене Хлебного дома приняли участие такие значительные исполнители, как Татьяна Гринденко и ее «Академия старинной музыки», Дмитрий Синьковский (контртенор и барочная скрипка), Андрей Спиридонов (барочная виолончель), Мария Власова (аккордеон), Евгений Варавко (кларнет). Но самая важная роль по праву принадлежит первому концерту, обеспечившему успех мероприятия, а главное – снискавшему любовь и уважение публики!

Ольга Ординарцева,
студентка
III курса ДФ

Итальянцы в России

Авторы :

№ 2 (118), февраль 2012

Если бы вас спросили: «Италия… какая она?» – что бы вы ответили? Наверно у каждого человека были бы свои ассоциации. Для музыканта это в первую очередь Вивальди, Верди, и не многие вспомнили бы Ноно или Мадерна… Но именно эти композиторы стали главными фигурами XIII Международного фестиваля современной музыки «Московский форум. Россия – Италия: искусство перспективы».

Концертами фестиваля публика могла наслаждаться в Рахманиновском зале целую неделю – с 8 по 14 декабря. «Перспективой» этой недели стали семь больших программ с участием известных ансамблей: итальянских «Alter Ego», «Xenia», российской «Студии новой музыки», вокальных коллективов «Эйдос», «Kuku Group», «NoName» (Нижний Новгород). Для презентации новых сочинений на фестиваль прибыли шесть итальянских композиторов, среди них один из самых известных современных музыкантов — Иван Феделе. В течение фестивальной недели слушатели познакомились с новейшими сочинениями, среди которых 11 мировых и 17 российских премьер.

Настоящим открытием для слушателей стало выступление 12 декабря итальянского ансамбля «Alter Ego». созданного в 1991 году в Риме. В его составе пять исполнителей: Мануэль Зурриа – флейта, Паоло Равалья – кларнет, Альдо Кампаньяри – скрипка, Франческо Диллон – виолончель, Оскар Пиццо – фортепиано. Общей стилистической чертой музыкантов является эмоциональная, энергичная и даже броская манера игры. В тот вечер их объединял мощный творческий порыв и каждый в момент исполнения становился сотворцом композитора.

Буквально шквал аплодисментов вызвало выступление Оскара Пиццо, исполнившего «Сонату III» Сальваторе Шаррино, написанную в 1987 году. В аннотации к сочинению композитор пишет: «С первого взгляда на Третью сонату нас окружает неисчислимая галактика нот. Но это не все трудности. По ту сторону количества находится определенный тип энергии, которым надо владеть исполнителю». И действительно, потрясающая энергетика исходила от игры Оскара Пиццо! К этому стоит добавить превосходную техническую подготовку и потрясающе осознанное «произнесение» каждого звука непростой для восприятия музыки. Вспоминается бытующее мнение, что современные композиторы зачастую пишут музыку, которую технически исполнить невозможно, и они даже не рассчитывают на точную интерпретацию… Это не тот случай! У итальянского пианиста все было отточено и выверено до мельчайших деталей и еле уловимых оттенков. А главное, что все это – блестящие пассажи, четкая артикуляция – тонко передавало содержание сочинения композитора.

Теперь становится ясно: современная музыка вовсе не так сложна для понимания, когда этот барьер до слушателя преодолен исполнителем.

Ольга Бальцевич,
студентка
IV курса ИТФ

Фото Федора Софронова

Под знаком ветра

Авторы :

№ 2 (118), февраль 2012

XIII Международный фестиваль современной музыки «Московский форум» в этом году назывался «Россия – Италия: искусство перспективы». 9 декабря в Рахманиновском зале – в первый день после открытия в рамках Форума прошел концерт, где были исполнены сочинения мэтров итальянского авангарда Луиджи Ноно и Лючано Берио, а также произведения современных российских композиторов – О. Бочихиной, А. Ромашковой, Ф. Караева. Вечер состоял из трех отделений-блоков, и исполняемые произведения были подобраны с большой тонкостью: сквозь весь концерт проходила идея звучащей тишины, а также ощущений воздуха и ветра, воплощенных в музыкальных образах.

В первом отделении прозвучало произведение Л. Ноно «Фрагменты – Тишь, к Диотиме» для струнного квартета. Отрывки стихотворения Гельдерлина, записанные в партитуре квартета, но не произносимые со сцены, стали импульсом для характера музыкальной ткани квартета. Тончайшие градации оттенков, легкость прикосновения смычка к струнам, разнообразие штрихов, фрагментарность мотивов, обрывочность фраз – все это составляло основу произведения. В квартете, идущем более получаса, слушателей все время не покидало чувство воплощенной в звуках тишины, длящегося поиска музыкальной мысли, нечто внутреннее, подсознательное, недосказанное.

Во втором отделении прозвучали знаменитые «Крики Лондона» Л. Берио, а также «Дышащая ясность» Л. Ноно, замечательно исполненные вокальным ансамблем «Эйдос». «Крики Лондона» – цикл из семи вокальных пьес в фольклорном характере, построенных на фразах уличных продавцов, был мастерски интерпретирован солистами молодого коллектива. Большое впечатление произвело сочинение Л. Ноно для хора, басовой флейты, электроники и магнитофонной пленки. Сочинение тонкое, удивительное по своему звуковому колориту. Несмотря на большую продолжительность, неторопливость высказывания, некоторую замедленность времени, воспринималось оно очень хорошо. При общем состоянии медитативности сохранялась ясность, незатуманенность мысли. Произведение построено на чередовании хоровых фрагментов и сольных эпизодов басовой флейты. При этом использовалась электроника, но включение в музыкальную ткань технических приемов не мешало естественности течения музыки, обогащая звучание чистых тембров. Особенно впечатлило исполнение Ивана Бушуева, который показал мастерское владение флейтой. Благодаря различным приемам звукоизвлечения, казалось, можно было ощутить дуновение ветра, движение воздуха, отражающееся эхо.

В третьем блоке вновь прозвучали сочинения для струнного квартета: «Futtuazioni» Ольги Бочихиной, «In Aria» А. Ромашковой. Эти пьесы молодых композиторов в чем-то являлись продолжением линии квартета Л. Ноно – в отражении ощущения воздуха, ветра через разнообразие исполнительских приемов струнных. Эпилогом концерта стало сочинение Ф. Караева «Постлюдия XI» для струнного квартета, рояля и хора за сценой. Музыкальная ткань произведения минималистична – оно возникает словно из пустоты. Это подтверждается словами самого автора: «Музыка на грани niente и quasi niente» (niente – ничего)…

Вечер доставил слушателям большое удовольствие. Единственным его недостатком можно считать чрезмерную длительность (более трех часов!), хотя и обусловленную характером сочинений и логикой их выстраивания. Тем не менее этот концерт – безусловно яркое событие и несомненная удача фестиваля.

Ксения Косарева,
студентка
IV курса ИТФ

Фото Федора Софронова

Вечер премьер

Авторы :

№ 9 (116), декабрь 2011

8 ноября в рамках фестиваля «Московская осень» в Доме композиторов состоялось Пятьдесят седьмое симфоническое собрание, представленное оркестром «Русская филармония» (художественный руководитель и главный дирижер Д. Юровский, дирижер С. Тарарин). В концерте приняли участие лауреат международного конкурса, заслуженный артист РФ Н. Горбунов (контрабас) и лауреат международных конкурсов А. Кабдурахманов (ударные инструменты). С вступительным словом к присутствующим в переполненном зале обратились председатель Союза композиторов Москвы О. Галахов и посол Албании в РФ г-н Сокол Гиока. Повышенный интерес публики был вызван интереснейшей программой, целиком состоящей из премьер.

В начале первого отделения прозвучала одночастная «Аллилуиа» (2010) В. Пальчуна. В основе оригинального сочинения лежит постоянное возвращение к главной теме, которая создана из четырехзвучной комбинации мелодических элементов знаменного распева XVI века; ее непрерывное развитие и динамическое нарастание приводит к мощной кульминации в конце. Оркестр прекрасно справился со сложной задачей, воплотив в реальном звучании масштабный замысел автора. Затем в композиции Д. Сайдаминовой «Тамерлан» для симфонического оркестра и ударных А. Кабдурахманов продемонстрировал виртуозное владение солирующими инструментами, погрузив слушателей в мир этнической музыки.

Не так часто на отечественной эстраде можно услышать современные произведения для солирующего контрабаса. Тем интереснее было знакомство с новым Концертом для контрабаса с оркестром (2011) В. Довганя, посвященным Н. Горбунову. Творческое сотрудничество этих музыкантов существует давно: В. Довгань – автор нескольких ансамблевых и сольных произведений для контрабаса, которые также впервые были исполнены Н. Горбуновым. Лирико-драматический характер Концерта нашел убедительное воплощение: интерпретацию солиста отличали глубокая продуманность художественных образов, великолепная штриховая техника, безупречная точность интонирования, тембровая красочность и особая сила звучания контрабаса, благодаря чему даже в самых громких оркестровых эпизодах сольный инструмент всегда был прекрасно слышен в зале. Концерт имел заслуженный успех и стал настоящим подарком для ценителей современного музыкального искусства.

В начале второго отделения оркестр исполнил «Semper idem» (2010) В. Чернелевского. Такое название (в переводе с латыни «Все тот же») – концептуально, произведение начинается с темы, сочиненной автором еще в возрасте 6 лет. А завершила вечер премьера произведения «Oisosfonia» А. Печи, одного из самых известных современных албанских композиторов. Это сложнейшее сочинение музыканты «Русской филармонии» исполнили с большим мастерством.

(далее…)

Сохраним традиции?

Авторы :

№ 6 (113), сентябрь 2011

В прошлом году мне посчастливилось попасть на все концерты абонемента, который ежегодно устраивает Фольклорный ансамбль Московской консерватории. Его участники – в основном бывшие и нынешние воспитанники консерватории, для которых пение в ансамбле – занятие для души, способ творческой реализации. Цикл из трех концертов назывался «Музыка русских календарных праздников» и был построен на смене времен года: «лето – осень», «зима», «весна».

Каждый раз профессор Н. Н. Гилярова, художественный руководитель ансамбля, приглашает гостей. В первом концерте выступили фольклорный ансамбль Санкт-Петербургской консерватории и московский ансамбль «Народный праздник». На второй были приглашены народные исполнители станицы Казанская Краснодарского края, ансамбль «Околица» ДШИ им. С. П. Дягилева (Зеленоград), фольклорные ансамбли «Ромода» и «Веретенце». Гостями третьего были фольклорные ансамбли «Аринушка» из Вильнюса и «Межа» из Твери.

Наиболее интересным для меня оказался второй концерт. Его программа включала песни разных регионов России, которые исполняли дети и совсем уже пожилые бабушки и дедушки. Публика в зале была самая разнообразная – и любители народной музыки, и профессиональные музыканты, и родители детей, участвующих в концерте. Были даже иностранные гости. Атмосфера в зале царила доброжелательная, а чтобы зал не скучал, ансамбль Натальи Николаевны придумал интересную забаву: у желающих попросили кольца и начали гадать (женщине, сидевшей неподалеку, выпало: «Будет у тебя муж из соседней деревни»). Но самыми запоминающимися для меня и, думаю, для многих в зале были дети. Они не просто пели, а очень органично двигались на сцене, – так, что и мне тоже захотелось пойти в пляс. Особенно хорошее впечатление осталось от выступления мальчиков, которые были открытыми, не скованными и танцевали от души!

(далее…)